PDA

Просмотр полной версии : Конкурс 2016 - Украденная шкатулка


Lex Z
24.02.2016, 06:23
Украденная шкатулка

Ночь заботливо накрыла Аренджун угольным покрывалом. Вечерняя духота сменилась легкой прохладой, на улицах зажгли факелы, и воцарилась тишина, нарушаемая, разве что, голосами местных жителей, которые еще возвращались домой. Здесь они могли чувствовать себя чуть ли не полной безопасности, ибо грабители почти не промышляли в этом квартале города, а практически неподкупные стражники часто патрулировали округу. Среди редких ночных путников особенно выделялся высокий мужчина с гривой черный волос. Его крепкий торс едва закрывала тонкая куртка, а мышцы на руках поражали своей мощью. На поясе у него были кожаные ножны, из которых торчала искусная рукоять меча, на плече висела небольшая сумка. Он уверенно шагал по мостовой, не обращая ни на кого внимания.
С Аренджуном Конана связывало многое. Когда-то здесь он постиг воровское ремесло, в котором со временем очень преуспел. Здесь у него были давние друзья и враги, здесь он пережил массу приключений, и здесь же он любил многих прекрасных женщин. Конан помнил эти дни очень ясно, будто не минуло с той поры несколько лет. Теперь киммериец уже оставил старое ремесло, занимаясь совершенно противоположными делами. Одно из таких дел и привело Конана в эту ночь на улицы Аренджуна, где высились каменные дома зажиточных граждан Заморы.
Всего пару часов назад Конан ужинал в трактире при постоялом дворе, где снимал комнату. Это заведение сильно отличалось от тех, в которых он проводил праздные вечера раньше. Тут отсутствовал полностью закопченный потолок, не воняло потом десятков немытых тел, пища была на порядок вкуснее, а вино услаждало душистым ароматом. К тому же, в кровати не наблюдалось вшей, что не могло не радовать по ночам.
За стол к Конану подсел пожилой заморец, облаченный в богатые одежды. Очередной клиент. Это был человек среднего роста, лысый и смуглокожий. Тонкие черты его лица выражали печаль. Киммериец молча продолжил трапезу, словно его никто не потревожил. Заморец ждал, когда к нему обратятся, но вскоре понял, что должен заговорить первым. Он прочистил горло и тихо проговорил:
- Мне сказали, что ты можешь помочь в моем деле.
- Кто сказал?- поинтересовался Конан, вгрызаясь в аппетитную куриную ножку.
- Он уже обращался к тебе за услугой, но умолял не называть имени. Я поклялся, что не произнесу его,- ответил заморец и замолчал. Видимо испугался, что его слова не понравятся киммерийцу, и тот откажет, чего Конан делать, собственно, не собирался. Деньги заканчивались, бежали, словно песок сквозь пальцы, и не брать сейчас работу означало глупость. Поэтому, отбросив обглоданную кость в сторону, Конан спросил:
- Что за дело?
- Мой бывший торговый партнер нанял вора, чтобы тот выкрал шкатулку с драгоценными камнями из моего дома. Это случилось два дня назад. Я знаю, что это Гатиск, но не могу доказать, слуги упустили вора, а без него мои обвинения будут голословны. Один знакомый навел справки и выяснил, что шкатулка была отнесена к Гатиску в башню. Вчера я попытался договориться с ним, предложив заплатить огромные деньги за возврат похищенной вещи, но этот проклятый всеми богами человек посмеялся надо мной, сказав, что ничего не знает о краже.
- Так если ты не обеднел, зачем возвращать краденое?
- Дело не в камнях,- произнес старик и замялся.- Важна только шкатулка, этот предмет – любимейшая вещь моей умершей жены. Великолепная резьба по камню, встроенное зеркало - настоящий шедевр искусства, но мне она дорога лишь как память о женщине, с которой я прожил лучшие годы своей долгой жизни.
- Хорошо,- сказал киммериец.- Сколько заплатишь?
- Все камни в шкатулке – твои. И поверь, Конан, тебе хватит до скончания времен.
Дом Гатиска располагался в центре богатого квартала. Его огораживал высокий каменный забор, который, по словам старика-заморца, можно было преодолеть без особых усилий. Жилище торговца состояло из трех частей: основное длинное одноэтажное здание, включающее в себя кухню, комнаты для гостей и рабочий кабинет; четырехэтажная башня прямоугольной формы, где третий этаж занимала спальня, а на четвертом, по слухам, Гатиск держал коллекцию редкостей со всех краев Хайбории; и, наконец, пристройка, в которой обитали охранники, слуги и рабы.
Когда в конце квартала появились стражники, Конан кошкой юркнул в темный переулок, где слился с тенью. Воины прошли мимо, не подозревая, что возникни у северянина желание, он бы тихо напал на них сзади и бесшумно прикончил. Едва стражники свернули за угол, Конан подбежал к забору и стал его осматривать. Для прыжка было высоковато, но кое-где камни выбились из кладки, что позволило мужчине, рожденному в суровой Киммерии, беспрепятственно подняться наверх. Удостоверившись, что за забором его не ожидает дикий зверь или какая-нибудь ловушка, Конан спрыгнул во двор, присел на корточки и огляделся. Он выбрал место поближе к башне, чтобы не тратить время на пересечение сада, который раскинулся перед основным зданием, и лишний раз не показываться у места обитания стражников торговца. Отсюда до башни было рукой подать, но киммериец решил выждать несколько минут – в любой момент тут мог пройти стражник Гатиска.
Шкатулка, скорее всего, хранилась на четвертом этаже, что немного осложняло дело. Но когда трудности останавливали Конана? В коне концов, разве не он когда-то давно сумел забраться в Башню Слона здесь же в Аренджуне? Заморец предупредил, что окна имелись и на четвертом, и на третьем этажах, но на ночь они закрывались металлическими решетками, именно поэтому северянин не захватил с собой дополнительного снаряжения, за ненадобностью. Пробираться нужно было через вход.
Киммериец выпрямился и стрелой полетел к башне. Он прижался к стене, убедился, что его не заметили, и зашагал вдоль нее. Достигнув угла, Конан, прижавшись к теплому шершавому камню, чуть высунул голову. К его удивлению у двери в башню не стояло поста. Это могло означать что угодно. Вероятно, стражники ходят только по периметру, или кто-то из них напился, и теперь дрыхнет без задних ног у себя в комнате. Конана, не издав ни единого звука, в два прыжка достиг двери. Из любопытства он взялся за ручку и опустил ее. Дверь бесшумно открылась. Кром! Что тут происходит? Либо Гатиску пора искать себе новых охранников, исправно исполняющих обязанности, либо дело здесь нечисто. Кто в здравом уме оставит без присмотра спальню хозяина и его хранилище диковин?
Конан вошел внутрь. Широкий коридор, освещенный парой факелов, был совершенно пуст. Чуть поодаль впереди киммериец увидел каменные ступени, ведущие на верх. Конан на всякий случай обнажил меч и направился к лестнице. Он аккуратно передвигал ноги по ступеням, сжимая клинок. Вокруг стояла тишина, никаких посторонних звуков, казалось, что Конан очутился в склепе. Лестница закончилась небольшой площадкой, здесь в одной из стен в полумраке виднелась деревянная дверь, выкрашенная в белый цвет. Северянин подошел к ней и прислонился ухом. Он ждал достаточно долго, чтобы понять, что из-за двери не доносится ни шороха. Конан толкнул ее и оказался в просторной комнате. Стены и пол были здесь сложены из белого мрамора, а под потолком горели удивительные лампы, дающие ровный, почти дневной свет. В конце комнаты стоял громадный чернокожий человек в одной набедренной повязке, загораживающий кроваво-красную дверь. На поясе у него висел клинок. Открылся секрет, почему Конан не встретил ни души внизу у входа. Стража несла караул внутри башни. Киммериец закрыл за собой дверь, ни на мгновение не спуская глаз с чернокожего, который, похоже, на полголовы превосходил в росте Конана. Бритая голова незнакомца даже с такого расстояния впечатляла ушами невероятных размеров.
- Кто ты?- спросил Конан. Гигантский воин скрестил руки на могучей груди, мышцы его бугрились огромными шарами. Но черный человек хранил молчание. Киммериец подошел чуть ближе и спросил:
- Язык проглотил, кушит?
- А ты дерзок, варвар!- расхохотался незнакомец, обнажив крупные белоснежные зубы.- Но к тому же глуп и невежественен раз посчитал, что я из Куша. Слышал также, что ты и силен как бык, но теперь сомневаюсь
- Сейчас ты в этом убедишься,- буркнул Конан, медленно ступая по белому мрамору на человека с мечом. Свой клинок киммериец уже был готов обрушить на голову чернокожего воина. Но как сделать все тихо, ведь на шум драки может сбежаться остальная охрана. А сам Гатиск успеет привести королевскую стражу, там уже и до казни недалеко. Попробуй потом докажи, что всего лишь хотел вернуть краденую шкатулку. Кром!
- Весь в ожидании, варвар,- сказал незнакомец, улыбка сошла с его лица.- Насчет других не беспокойся, стены в этой башне построены так, что если закрыты двери, в соседних покоях не услышат даже рев слона.
- Тогда умри!- замах вышел на загляденье - Конан вложил в удар всю силу. Охранник Гатиска должен был развалиться на две половинки, но каким-то неведомым образом он не только успел выхватить с пояса клинок, но и подставить его под удар. Звук столкнувшейся стали огласил мраморную комнату. Чернокожий великан свободной рукой схватил киммерийца за шею. Конан почувствовал железную хватку длинный пальцев. Воин приподнял его так, что северянин перестал ощущать пол под ногами, и отбросил в сторону словно котенка. Конан врезался в стену спиной, выронив меч, который зазвенел на полу. Что за силища у этого человека?
- Так и знал.- Незнакомец с большими ушами вновь заулыбался.- Рассказы о твоей силе преувеличены, варвар. Мне хватило одной левой руки, чтобы тебя обезоружить.
- Обезоружить на секунду, ты хотел сказать.- Конан уже поднял меч и думал, что делать дальше. Но чернокожий прервал мысли киммерийца резким прыжком. Конан встретил удар гиганта, чуть отшатнулся назад, ибо сила его оказалась большой, и сразу контратаковал. Они закружились по комнате в стальном вихре, стараясь нанести друг другу хотя бы ранение. Если бы кто-то по несчастливой случайности попал сейчас в этот невообразимый ураган клинков, то неминуемо бы лишился головы. Пот градом лился с обоих воинов, а победа не доставалась никому.
- Ну что, все еще сомневаешься?- прорычал Конан. Они с чернокожим скрестили мечи, и теперь каждый что есть мочи нажимал смертельное оружие на врага.
- Запомни, что меня зовут Адевале, варвар, сегодня я стану последним человеком, которого ты увидишь в своей никчемной жизни.- Гигант вдруг ослабил давление и внезапным мощным толчком отправил киммерийца в другой конец комнаты. Конан упал на пол, а клинок снова вылетел от удара в сторону. Северянин почувствовал растущую ярость, он быстро поднялся на ноги, сорвал с плеча сумку, обвиним ее в том, что она мешала ему до сих пор убить чернокожего ублюдка. Конан прыгнул к мечу, но Адевале очутился там прежде, едва не проткнув его насквозь.
- Нет уж,- чернокожий вновь широко улыбнулся.- Пожалуй, тебе придется биться дальше без меча, варвар.
- Боишься, что с ним я тебе не по зубам, собака?- спросил киммериец, сплюнув на мрамор.
- Тебя? Боюсь? Конечно, нет. Я готов свернуть тебе шею голыми руками!
- Тогда дай мне клинок или брось свой!
- А кто сказал, что бой должен быть честным? Мне надоело играться с тобой, варвар.- Адевале двинулся на Конана. Киммериец стал пятиться к двери, перебирая все возможные варианты для атаки. Можно подпустить чернокожего воина ближе, а как только он замахнется, нырнуть под руку и нанести удар в локоть. Но охранник Гатиска уже демонстрировал феноменальную для его размеров ловкость, он мог остановить замах, и тогда Конану не поздоровится. Да и смерть в башне какого-то торговца на мраморном полу не входила в планы северянина. Скалящаяся рожа Адевале неотвратимо приближалась. И тут Конан обратил внимание, что через мгновение левая нога великана ступит прямо в пространство между ручками сумки, которую он в гневе снял с плеча. Киммериец кинулся на чернокожего, чтобы не упустить момент. Адевале занес над ним меч, поэтому права на ошибку Конан не мог себе позволить. Он схватил сумку за основание и резко дернул ее вверх, одновременно всем весом подаваясь назад. Ручки сделанные на совесть не порвались, нога гиганта дернулась вперед. Затем Адевале потерял равновесие, и через секунду рухнул на спину. Его затылок врезался в мрамор, но кости выдержали. Конан ожидал, что стражник Гатиска пробьет череп, но этот человек был поистине крепким. Киммериец подскочил к чернокожему воину, пока тот пытался прийти в себя, уселся к нему на грудь и схватил его за уши:
- Запомни, что меня зовут Конан, пес,- сказал он.- Сегодня я стану последним человеком, которого ты увидишь в своей никчемной жизни.
С этими словами Конан с силой ударил голову Адевале об белый мрамор, потом еще и еще, до тех пор, как пол не оросился кровью вперемешку с мозгами, а чернокожий воин не захрипел. Через минуту черный великан уже не подавал признаков жизни. Конан не стал медлить, чуть отдышавшись, он снял с босой ноги мертвого Адевале сумку, подобрал свой меч и направился к красной двери. Охранник Гатиска не соврал, за время их драки, никто в комнату не явился. За дверью киммериец обнаружил другую лестницу, которая вела на следующий этаж, где спал хозяин столь гостеприимного дома.
Покои торговца встретили Конана роскошью. Здесь стояла мебель из слоновой кости, высокие подсвечники из серебра и золота, а также полностью хрустальный кальян в форме паука. Пол застилал ковер с причудливой вышивкой, явно стоящий баснословных денег. Пахло дорогими благовониями. Странно, Гатиск несомненно не бедствовал, зачем ему понадобилось похищать драгоценности заказчика? Это дело вызывало все больше и больше вопросов. Значительную часть комнаты занимало громадное ложе, на котором сейчас никто не лежал. Где же хозяин дома?
- Кром,- произнес раздосадованный Конан. Он намеревался тайком пробраться через спальню дальше, не разбудив торговца. А выходило, что тот не только не спал, но и вообще отсутствовал в своих покоях. Внезапно Конан услышал чей-то всхлип за кроватью. Он осторожно обошел ее, и его взору предстала обнаженная женщина, лежащая на полу. Судя по цвету кожи, она была кхитаянкой. Киммериец склонился над ней и перевернул.
- О, ты не Гатиск! Слава богам!- воскликнула кхитаянка, несмотря на заплаканное лицо, она оказалась красивой. Раскосые глаза придавали ей своеобразное очарование.
- Я Конан из Киммерии, а ты кто, и как попала в покои торговца Гатиска?
- Мое имя Ань Ли, я его рабыня для постельных утех. Он час как ушел наверх,- девушка указала на дверь в противоположной стене,- а я в ужасе жду его возвращения.
- Нечего оставаться на полу,- сказал Конан. Он поднял девушку и положил на кровать, не забыв полюбоваться ее прелестным телом, в частности маленькими, но такими нежными грудками.- Торговец с тобой груб? Не вижу на тебе ни синяков, ни ссадин.
- Он мучает меня по-другому с помощью злых чар, это доставляет ему удовольствие. Он заставляет переживать меня мои самые жуткие кошмары!- Ань Ли утерла слезы рукой.- Гатиск уже давно не торговец. Он практикует черную магию!
- Кром! Ненавижу колдунов.
- Тише! Он услышит и тогда нам несдобровать, Конан. Как ты попал сюда, где Адевале, его телохранитель?
- Я разбил его голову о мрамор,- ответил киммериец. Он продолжал исследование прекрасного тела рабыни, отмечая каждый изгиб. Конан не заметил, как кхитаянка запустила одну руку под подушку.
- Ты такой сильный воин, раз одолел Адевале. Этот черный человек… Я всегда чувствовала себя неуютно, когда он смотрел на меня,- произнесла Ань Ли.
- Рад, что избавил мир от этой ушастой образины!
- Надо уходить, Конан. Путь свободен, а если мы останемся, то убить Гатиска ты не сумеешь.
- Не могу,- возразил киммериец,- я должен кое-что забрать с четвертого этажа. Сделаем так. Я сейчас вернусь назад, откуда пришел. Ты дождешься возвращения Гатиска, если он спросит все ли в порядке, скажи, что да. Соври, что заходил Адевале и доложил, что все спокойно, а когда Гатиск уснет, позовешь меня. Я выполню свое дело и клянусь Кромом – заберу тебя с собой туда, где этот проклятый колдун тебя не достанет.
- А кто такой Кром, имя которого ты произносишь?
- Это мой бог, он…- но Конан не успел закончить фразу. Рука Ань Ли вдруг резко появилась из-под подушки, и в киммерийца с ее ладони полетел стилет. Тигриная реакция Конана спасла ему жизнь, он успел броситься на бок, и лезвие вошло ему в плечо, а не в горло. Северянин выругался, вырвал оружие кхитаянки из своей плоти и швырнул в сторону. Он вскочил, рубя мечом, то место, где лежала Ань Ли, но ее там уже не было.
Женщина набросилась на киммерийца сзади, выбила из рук клинок, который упал на кровать, обвила ногами торс, а руками шею. Конан почувствовал, что эти объятия вскоре закончатся его гибелью. Кхитаянка обладала чуть ли не силой чернокожего воина. Тогда он решил упасть на спину, чтобы придавить Ань Ли, но задуманное осуществить не удалось. Кхитаянка резко крутанулась, и киммериец увидел приближающийся пол, устланный ковром. Конан сумел подставить руки в последний момент, иначе бы ударился лбом. Воздуха в легких почти не осталось, северянин стал задыхаться. Он увидел стилет, слившийся с ковром из-за крови, схватил его и вонзил прямо в душащие его руки. Кхитаянка завизжала, спрыгнула со спины, но Конан не дал ей уйти. Он взял ее за волосы и сделал то, что Ань Ли сама планировала сделать с ним. Конан вонзил стилет ей прямо в горло. Кхитаянка забулькала кровью, попыталась доползти до двери, ведущей на четвертый этаж, но умерла раньше.
Киммериец присел на кровать. Кром, этот заказ сведет его в могилу. Но отступать Конан не собирался. Ань Ли не была рабыней Гатиска, она была его вторым телохранителем. Обнаженным телом и байкой о черном колдовстве, кхитаянка усыпила его бдительность и чуть не прикончила. Дело уже приобретало личный характер. Конан снова с мечом наголо зашагал на следующий этаж.
С последней дверью киммериец не стал церемониться. Он выбил ее с ноги и ворвался в комнату. У западной стены Конан увидел прикованного цепями человека в окровавленной рубахе и разорванных штанах. За столом у окна сидел человек, лицо которого скрывали тени. Больше здесь ничего не было, ни сокровищ, ни предметов искусства, ни шкатулки с драгоценными камнями. Человек у стены застонал, а тот чье лицо Конан сначала не разглядел, наклонился вперед. Свет факелов озарил старика-заморца, с которым он беседовал несколько часов назад. Конечно же, следы печали покинули это лицо. Теперь смуглокожий заморец хищно улыбался.
- Приветствую тебя снова, Конан!- торжественно произнес он.
- Кто ты такой?- Киммериец покрепче сжал меч.
- Я – Гатиск, торговец и начинающий черный маг, не состоящий в каком-либо круге. Деньги, заработанные на продаже всех моих редкостей, позволили купить несколько древних свитков из Стигии. И ничто не мешало мне стать самым могущественным и влиятельным чародей мира. Пока не появился ты!
- Да я тебя второй раз вижу, колдун, хотя не скрою, ранее пересекался с вашей породой неоднократно.
- Посмотри на этого несчастного,- Гатиск указал на прикованного мужчину.- Это демон, которого я смог вызвать в той самой комнате, где ты убил Адевале. Цепи пропитаны специальным волшебным раствором, который не позволяет ему их порвать и сбежать. Этот демон умеет заглядывать в будущее, и я спросил его, хватит ли мне сил стать властителем всех земель со временем. Он ответил – да. Я задал другой вопрос. Может ли кто-то воспрепятствовать мне? И он ответил – Конан, варвар из Киммерии.
- То есть ты заманил меня к себе в логово из-за того, что какой-то демон предсказал, что именно я убью тебя?
- Верно! Адевале и Ань Ли были лучшими воинами, что я знал. Они служили мне долго и верно, уничтожая моих врагов. Я надеялся, что они остановят тебя, но сейчас понял, что заблуждался. Предназначение велит мне самому устранить угрозу Гатиску Великому.
- Довольно разговоров колдун, прими свою судьбу!- крикнул Конан и кинулся на заморца. Тот вдруг одним движением руки отбросил стол к восточной стене, и в киммерийца ударил настоящий ураган. Комната наполнилась воющим ветром, таким мощным, что Конан стало отодвигать назад. Гатиск хохотал как безумный. Киммерийцу показалось, что башня начала шататься, словно простой флагшток, и вот-вот обрушится. Конан собрал все силы и двинулся против ветра, чувствуя, как ураган едва не срывает волосы с его черепа.
«Конан! Услышь меня»,- раздался голос в голове у киммерийца.
«А ты еще кто?!»
«Я Велираг, тот, кого Гатиск зовет демоном»
«И что ты хочешь?»
«Хочу помочь тебе победить его!»
«Помогай! Еще немного и меня разорвет на части эта стихия!»
«Встань так, чтобы я оказался у тебя за спиной, а потом отпусти меч. Остальное преоставь мне»
Конан понимал, что доверять демону нельзя, но другого выхода сейчас не находил. Он, стиснув зубы, стал двигаться по дуге, чтобы ветер не сбил его с ног.
- Куда же ты, варвар?- Колдун не переставал смеяться, упиваясь своей злобной магией.
Киммериец не отвечал и, как только достиг нужной точки, разжал пальцы, удерживающие меч. Клинок с невероятной скоростью устремился в сторону прикованного Велирага и вонзился в стену, разрубив одну из цепей.
- Нееееет!- с ужасом вскричал Гатиск, но было поздно. Ураган, созданный его чарами, внезапно исчез, а цепи со стены подлетели к бывшему торговцу, и связали его по рукам и ногам. Неудавшийся колдун лежал на полу и хныкал.
- Спасибо, Конан,- поблагодарил киммерийца Велираг. Конан только сейчас заметил, что мужчина очень молод, практически юноша.- И не бойся, ты выручил не демона. Я человек, прибыл из другого времени. Мы развиты настолько, что телепатия, телекинез и путешествия между мирами для нас не составляют труда. Каким-то нелепым образом заклятие, которое узнал из свитка Гатиск, вырвало меня сюда.
- Да, на демона ты не похож,- согласился северянин. Хотя и не понял, как можно прийти из другого времени. Но Конана уже многое не удивляло, чего только не пришлось повидать в странствиях, в том числе в Аренджуне.
- Я ведь обманул Гатиска, когда сказал, что знаю его судьбу. Я могу прочесть только то, что произойдет со мной.
- И что же ты прочел?- поинтересовался Конан.
- Что варвар из Киммерии освободит меня из плена,- ответил Велираг и улыбнулся.- А жизнь Гатиска на самом деле прерву я. Теперь прошу тебя уйти, хочу сделать это наедине с гостеприимным хозяином.
- Постой, Конан,- взмолился Гатиск.- Прости меня! Ты сам слышал, он обманул и меня, и тебя! Если бы он не сказал, что ты убьешь меня, я бы не организовал все это сегодня.
- Если бы я не рассказал тебе о Конане, он спас бы меня позже. Это уже написано в мироздании. Годом раньше, годом позже, это бы случилось.- Велираг пожал плечами.
- Конан, не слушай его, возьми все мои деньги и убей этого демона!
- Деньги, пожалуй, возьму,- хмыкнул киммериец,- но в остальном – разбирайтесь сами.
Конан развернулся и вышел из комнаты, служившей тюрьмой путешественнику во времени. Он спускался по лестницам и думал, что с выбором работы надо быть осмотрительнее. А сейчас он мечтал лишь о вине, постели и прекрасной женщине. Желательно, не такой бойкой как Ань Ли.

Vlad lev
25.02.2016, 19:20
Неплохо, но вот сей оборот: "он быстро поднялся на ноги, сорвал с плеча сумку, обвиним ее в том, что она мешала ему до сих пор убить чернокожего ублюдка" -опять былинщина:Crazy_smile:
Оценка 8 или 9

Alexafgan
26.02.2016, 15:57
искусная рукоять меча - наверняка искусно сделанная(выполненная, вырезанная из...);)
есть некоторые грамматические ошибки (опечатки)по тексту...:)

выбил ее с ноги - крутой оборот...:big_smile:

Сюжет хорош, но как-то "подленько" все завершилось, ребята поиспользовали Конана каждый по своему, надо было обоих там и порешить, чтоб неповадно... но, такова воля автора...devil_smile

Не могу сказать , что в полном восторге, но весьма недурно :big_smile:

Зогар Саг
26.02.2016, 16:07
В конце комнаты стоял громадный чернокожий человек в одной набедренной повязке, загораживающий кроваво-красную дверь.

Я не то чтобы против негров в Хайбории, но как-то уж их стало чересчур. Чернокожий телохранитель в Заморе, чорный "африканский" культ опять же в Заморе, чорные жрецы из Зембабве в непойми где каком оазисе и даже, блин, в горах на границе Немедии и Коринфии из жучиного говна выползает кушитский колдун!

Бритая голова незнакомца даже с такого расстояния впечатляла ушами невероятных размеров.

Обама? Ты?!

И не бойся, ты выручил не демона. Я человек, прибыл из другого времени. Мы развиты настолько, что телепатия, телекинез и путешествия между мирами для нас не составляют труда.

Ой.
ОЙ.
Эт-то несерьезно (с)

Vlad lev
26.02.2016, 18:31
Я не то чтобы против негров в Хайбории, но как-то уж их стало чересчур.
ужасть как не толерастно!:big_smile:
Но разделяю высказанное. Эдак будет как в свежем сериале Беовульф:zubki:
(аль в фильме, где генерал Манергейм -негр. Эту шнягу к счастью не видел, но Веллер публично, и не раз, врать не будет)

Monk
26.02.2016, 18:47
Живенько написано, но чувствуется недостаток опыта - ошибочки, корявости, например:
практически неподкупные - это как? по пячтницам не берут, а в остальные дни можно?

искусная рукоять меча - это что такое?

Тут отсутствовал полностью закопченный потолок - а присутствовал не полностью закопченый? Так предложения не строят.

аппетитную куриную ножку- опишите, пожалуйста,неаппетитную куриную ножку, чтобы я понял...

И такого можно нагрести кучу... В общем, слабовато и довольно простенько. Трюк с сумкой оригинален, да, в остальном - не выдающийся рассказ...

Vlad lev
26.02.2016, 18:49
опишите, пожалуйста,неаппетитную куриную ножку, чтобы я понял..
синюшная, тощая... С недоощипанными волосками:big_smile:

Monk
26.02.2016, 19:02
синюшная, тощая... С недоощипанными волосками
Тааак... А теперь опишите аппетитную. И тогда поймете, что надо описывать то, как выглядит предмет, а не награждать его малопонятными штампованными газетными эпитетами. Улавливаете?

Vlad lev
26.02.2016, 19:03
Тааак... А теперь опишите аппетитную.
а чё усё я-то?:big_smile: Нехай - автор...

Monk
27.02.2016, 12:07
а чё усё я-то? Нехай - автор...
А нефиг тогда вступаться за него... :Crazy_smile:

Vlad lev
27.02.2016, 12:10
нефиг тогда вступаться за него...
А вот уж -фигушки!devil_smile

Добавлено через 1 минуту
Бритая голова незнакомца даже с такого расстояния впечатляла ушами невероятных размеров. Обама? Ты?!

як жешь сей перл вчерась упустил? %)
"Увы мне, увы!":(