PDA

Просмотр полной версии : Конкурс 2016 - На краю света


Lex Z
24.02.2016, 06:25
На краю света

Большой интерес вызвали Ваши замыслы относительно находок на полуострове Ямал. Я слышу об этом впервые. Без сомнения, Конан вступал в контакт с народом, который развил эту культуру, или, по крайней мере, с предками этого племени.
(Роберт Говард. Из письма к П. С Миллеру, 10 марта 1936 года)

В конце этого периода другие кланы гирканцев, продвигаясь на запад, заселяют северное побережье и сталкиваются с пришедшими на восток передовыми отрядами хайборийцев.
(Хайборийская эра)



Хлопнул, складываясь, парус и галера встала на якорь в небольшой бухте, окруженной лесистыми холмами. Алый парус и крикливо расписанные борта судна выглядели чуждо и нелепо в этой унылой земле, где сквозь темно-серые тучи тускло светило негреющее солнце. Чужаками выглядел и экипаж, внешний вид которого выдавал беглых каторжников и галерных рабов - меченных клеймами палачей и шрамами от кнутов, с вырванными ноздрями, отрезанными ушами и носами. При этом многие из них щеголяли шелковыми и бархатными одеяниями, золотыми серьгами и перстнях с драгоценными камнями. Здесь были уроженцы Заморы, Коринфии, Бритунии, Кофа, и иных стран, волею судеб, пополнивших ряды Красного Братства. Жизнь их проходила в грабежах и разбоях, но все пираты родились в цивилизованных странах и угрюмая дикость здешних мест вселяла робость даже в их ожесточившиеся души..

Их капитан выделялся среди них как выделялся бы волк в стае дворняг - высокий, широкоплечий воин с гривой черных волос. По сравнению с экипажем одет он был легко - штаны из парусины и наполовину расстегнутая кожаная безрукавка. Но подобное облачение не мешало ему переносить порывы ветра с дождём и мокрым снегом куда легче, чем его спутникам зябко кутавшимся во все одеяния. Ледяной холод снежных равнин читался в синих глазах черноволосого гиганта и вся его фигура дышала той свирепой непреклонной решимостью, что всегда отличала уроженцев северных краев.

Рядом с ним стояла стройная девушка в темно-синих шароварах и расписной кофте, усыпанной бисером и жемчугом, также как и красные сапожки. Густые темные волосы обхватывала зеленая шелковая лента.

-Не нравится мне здесь, Конан,- сказала девушка, прижимаясь к могучему спутнику,- словно на краю света.

-Она права капитан,- кивнул взошедший на нос худощавый коринфиец,- эти места не для людей. Говорят, демоны, драконы и великаны обитают здесь.

-Кто говорит?- усмехнулся Конан,- пьяницы в портовых тавернах, что не заплывали дальше центрального Вилайета? Место мрачное, но не более чем весь Север. И, если ты помнишь, Иванос, это ты предлагал пощипать купца с янтарем.

-Я не думал, что шторм занесет нас так далеко,- проворчал Иванос,- мы, наверное, на самом северном берегу Вилайета.

-Похоже,- кивнул киммериец,- выглядит во всяком случае именно так.

- Ты бывал здесь?- спросила девушка.

-Нет,- ответил киммериец,- но кое-что знаю. На востоке начинается лес, а чуть южнее - гирканская степь. На западе, в нескольких днях пути - Гиперборея.

-А на севере?- спросила девушка, невольно покосившись на серое небо.

-О тех краях мало что известно,- пожал плечами киммериец,- хотя в Гиперборее говорили, что к северу от моря Вилайет леса почти сразу кончаются, а за ними начинается тундра, как в Нордхейме, а еще дальше- Ледовой Океан. Это владения вентов.

-Кого?- недоумевающе спросила Оливия.

-Никогда не слышал о таком народе,- сказал Иванос.

-И не мудрено,- усмехнулся Конан,- вы, цивилизованные люди юга, до смешного мало знаете о северянах. Я встречал нескольких вентов в каменоломнях Гипербореи. Они родня гиперборейцам, потомки жителей Старой Гипербореи, разрушенной их родичами-хайборийцами. Большинство покорилось завоевателям, но некоторые бежали на восток, где смешались с гирканцами и иным племенами, породив новый народ. Они живут в лесах и тундре и из чужаков терпят лишь туранских купцов, да и то с неохотой. Так что задерживаться тут не стоит,- наберем воды и пойдем отсюда.

-Похоже опять будет буря - произнес Иванос с опаской покосившись на небо,- лучше дождаться утра.

-Хорошо,- неохотно кивнул Конан,- но ночевать будем на корабле.

Однако вскоре непогода разыгралась столь сильно, что пиратам пришлось вытащить галеру на берег, чтобы ее не разбил поднявшийся шторм. Сами морские разбойники нашли прибежище в небольшой пещере, разведя костер из плавника. Достав солонину и сухари, пираты запивали их вином из последнего оставшегося бочонка. Хмельное развязало им язык, пираты начались хвастаться и сквернословить, заставляя морщиться сидевшую рядом с Конаном Оливию. Впрочем, девушка уже привыкла к компании морских разбойников, а те никогда не позволяли вольностей к подруге капитана. Немного захмелев Оливия сама отпускала шутки касаемо внешнего вида и поведения пиратов и ее звонкий смех вливался в гогот морских разбойников.

Конан пил и веселился вместе со всеми, но не позволял себе лишнего. Он выставил часовых возле галеры и входа в пещеру, а когда пришло их время смены- сам вышел наружу. Вслед за ним, кутаясь в шаль, выскользнула и девушка.

-Пойдем внутрь, Конан,- игриво сказала она,- не думаю, что в такую непогоду кто-то станет рыскать в окрестностях. Даже дикие звери не станут…

-Опаснее всего тут не звери,- покачал головой Конан.

Он замолчал, напряженно вслушиваясь в ночную непогоду. Его тревога передалась и Оливии, когда сквозь вой ветра и шум волн она расслышала вдалеке удары бубна.

С утра распогодилось- тучи разошлись, шторм стих и даже солнце выглянуло из-за туч. Конан послал десять человек пиратов за водой, поставив во главе отряда бритунца Элдрана. На родине он промышлял браконьерством в господских лесах, за что его и продали туранцам. Сейчас же бритунец надеялся добыть в лесу какой-нибудь дичи.

-Далеко не отходи,- напутствовал его Конан,- лучше вернуться с пустыми руками, чем заблудиться здесь.

-Здесь так опасно?- спросила Оливия, когда пираты исчезли за холмами.

-Опасно, - кивнул киммериец, - гиперборейцы народ пакостный, а венты еще хуже. И они близко, - я рассказал Элдрану, что мы слышали этой ночью. Венты бьют в бубен, когда призывают Морбэра, демона восточных пустошей. В Гиперборее говорят- венты верят, что этот бог поможет им вернуть былое могущество. Говорят, что они приносят ему кровавые жертвы, что они пожирают собственных детей, хотя…мало ли что говорят.

Он пожал плечами и направился к галере, вслед за ним поспешила и притихшая девушка. Но едва они подошли к воде, как с вершины холма раздался громкий крик и на нем появилась взъерошенная фигура, размахивающая обломком лука. Не сразу Конан признал в этом окровавленном расцарапанном человеке Элдрана.

-Они гонятся за мной!- крикнул он, сбегая по склону,- берегитесь!

-Кого? - рявкнул Конан,- что с остальными?

-Мы попали в засаду, - выдохнул Элдран,- клянусь Митрой, я уложил двоих, но их было слишком много. Они убили почти всех, взяли в плен Овриноса. Я вырвался, но…

Оглушительный лай и воинственные крики заглушили слова Элдрана и холмы извергли орду дикарей, потрясающих каменными топорами и дубинами. Рядом с ними неслись огромные серые звери - не то псы, не то волки с оскаленными пастями.

-Иванос!- рявкнул Конан помощнику,- возьми двух человек и отведи Оливию в пещеру!

-Я останусь с тобой!- крикнула девушка, но Конан зверски глянул на коринтийца и тот, преодолевая сопротивление и крики Оливии, потащил ее к пещере. Самому Конану было уже не до нее - огромный зверь с истекающей слюной пастью прыгнул ему на грудь. Конан отмахнулся мечом и пес рухнул с разрубленным черепом. Тут же на киммерийца насел рослый дикарь в доспехах из оленьих копыт и проклеенной кожи. Уклоняясь от каменного топора, Конан прокатился по земле, подрубая противнику ноги. Вент с криком, больше напоминавшим звериный вой, повалился на землю и киммериец добил его прямым ударом в горло. Тут же варвар увидел засевшего среди камней лохматого мальчишку, натягивавшего тетиву лука. Конан взмахнул рукой и узкие зеленые глаза вскинулись вверх, будто силясь рассмотреть вошедший меж них кинжал.

-Не давайте им подойти к кораблю! - гаркнул Конан, отмахиваясь от наседавших вентов.
Несколько дикарей взбирались на галеру и кое-где уже поднимались струи дыма от загоревшихся факелов. Конан, удвоив усилия, начал прорываться к галере- если венты ее подожгут, все они останутся здесь на верную смерть. Рубя и кромсая направо и налево, киммериец прорвался на палубу. С двух сторон на него кинулись двое- оскаленный пес и завывающий дикарь. Меч свистнул, вновь окрасившись кровью и бьющийся в агонии зверь свалился на обезглавленное тело своего хозяина.

Внезапно раздался громкий крик и венты, как по команде устремились в бегство. Иные из пиратов кинулись их преследовать, но северяне, добравшись до леса, будто растворились в нем. Конан хмуро осмотрел поле боя- пятнадцать пиратов полегли на месте, еще пятеро ранены. Впрочем, венты потеряли намного больше. Будь у них стальное оружие и нормальные доспехи- все могло кончиться куда хуже.

-Где Иванос?- поднял голос Конан и увидел, как пираты невольно прячут глаза,- Оливия!- выкрикнул варвар, шагая к пещере. У входа он увидел три обезображенных тела, в одном из которых он по сапогам признал своего помощника. Девушки нигде не было.

-Я не уйду отсюда без нее,- упрямо сказал Конан.

Он стоял на носу галеры, мрачно смотря на столпившихся на берегу пиратов. Иные из них смотрели себе под ноги, другие бросали на Конана косые взгляды.

-Они захватили не только Оливию,- продолжал киммериец, -но и одного нашего.

-Они давно мертвы, Конан,- подал голос одноглазый шемит,- и Овринос и твоя девка. А если и живы- только дурак пойдет наугад вглубь этой проклятой земли.

-Я пойду не наугад!- рявкнул Конан,- я умею читать следы и Элдран тоже,- он повернулся к бритунцу и тот коротко кивнул,- а они не могли уйти далеко. Прошлой ночью я слышал бубен шамана- значит их капище где-то рядом.

-Даже если и так,- подал голос кофиец Стефанос, - их слишком много.

-Венты разбиты на множество родов,- сказал Конан,- которые враждуют между собой похлеще чем с чужеземцами. А в одном роде редко бывает больше пятидесяти человек- включая женщин и детей. Если мы нападем внезапно, у нас будет преимущество.

-А можем сложить головы разом,- буркнул шемит.

-Я пойду за ней,- рыкнул Конан,- с вами или без вас. Но и вся добыча достанется мне.

-Какая добыча с дикарей? - выкрикнул заморанец с культей вместо руки.

- Венты не так бедны,- произнес Конан,- туранские купцы не зря готовы терпеть опасности северного берега Вилайет, чтобы торговать с ними. Пушнина, мамонтовая кость, янтарь- все это стоит немалых денег в Аграпуре и Султанапуре.

Послышался оживленный гул- пираты оценивали риски будущего рейда. Все они поклялись в верности Конану и, хотя клятва эта нарушалась не хуже любой другой у многих морских разбойников удачливый и бесстрашный атаман вызывал некое подобие преданности. К тому же сейчас запахло прибылью, от которой мало кто оказался бы.

В итоге вызвалось идти тридцать человек - почти половина изрядно поредевшей команды. Конан отобрал двадцать - из числа более-менее знакомых с лесами.

-Ждите нас три дня,- сказал Конан остальным,- на четвертый день, если мы не вернемся- снимайтесь с якоря.

Гробовое молчание царило над берегом, когда сгрудившиеся у галеры пираты смотрели вслед товарищам, один за другим исчезавшим в расщелине меж высоких холмов - словно вход на границе царства мертвых. Они шли в неведомую, угрюмую страну, безжалостную к чужакам и только кровавые боги здешних земель знали с какими опасностями им предстоит столкнуться впереди.

Пираты шли меж поросших лесом холмов, все чаще сменявшихся болотистыми долинами, поросшими осокой. Казалось безумием, что кто-то может разобрать тут след и все же Конану и Эльдрану удавалось это сделать: по сломанной ветке, по одному-единственному отпечатку в грязи, по запекшейся на траве крови. Венты, похоже, не верили, что их будут преследовать поэтому и не особо таились. И все же порой, чтобы найти след, пиратским следопытам приходилось потратить немало времени. Это беспокоило Конана- любое промедление могло стоить жизни Оливии.

Конан и сам не знал сколько они прошли- в этом безрадостно-тусклом мире, непохожем ни на день, ни на ночь, расстояние почти не определялось. Просто внезапно лес кончился, сменившись унылой равниной, поросшей осокой и карликовой березой. Из болот словно уродливые бородавки вздымались торфяные бугры, покрытые мхами и лишайниками. Среди них порой виднелись выбеленные временем рассыпающиеся костяки- останки людей и животных, погибших в тундре.

Конан знал байки об этих землях, бытовавшие среди туранцев и гиперборейцев: о плотоядных обезьянах с бледно-серой шерстью, о безобразных, бессмысленно-злобных зверях с одним огромным рогом на уродливой башке, о чудовищных белых змеях способных проглотить всадника вместе с лошадью. Ходили и еще более страшные слухи о мрачных каменных мегалитах и рассыпающихся руинах неведомых строений, о призрачных фигурах скользящих в ночи и издающих протяжные жуткие крики, о не замерзающих даже в самые лютые морозы неестественно круглых озерах, в которых обитают огромные чудовища. И даже у бесстрашного киммерийца закралось сомнение- не находятся ли они у врат Царства Мертвых? У его спутников, судя по их лицам, сомнений в этом уже не было.

И в этот миг, когда даже Конан немного растерялся перед бескрайней равниной, внезапный порыв ветра донес до него ритмичные удары бубна и громкие крики. Он приметил на горизонте несколько возвышенностей, резко выделавшихся на плоской как стол тундре. Лицо Конана озарила хищная усмешка.

-Похоже, мы нашли что искали,- произнес он,- вперед!

Взобравшись по склону, пираты увидели небольшую долину, окруженную высокими холмами или, скорей, насыпными курганами. Тут же стояло и несколько шатров из оленьих шкур, вокруг которых слабо дымились костры. Меж шатров сновали псы вентов и Конан порадовался, что ветер дует в их сторону и собаки их не учуют.

Меж двух больших холмов возвышалось нечто похожее на исполинский куб из черного камня, размером превышавший королевский дворец в Туране. На плоской крыше высилась статуя изображавшее существо словно вышедшее из ночных кошмаров.

-Митра милостивый, - прошептал кто-то за спиной Конана,- это медведь или паук?

-Это Морбэр,- угрюмо произнес киммериец.

Чудовище и впрямь напоминало исполинского – больше мамонта - медведя. Однако у этого зверя было восемь огромных когтистых лап- две передние пары он выставил перед собой, встав на дыбы, третья пара опиралась о крышу строения. Задние лапы, на которые опирался массивный круп, отличались от остальных- скорее они напоминали огромные ласты, как у моржа, только намного массивней. Уродливая морда также отличалась от медвежьей – неведомый резчик придал ей смутное, но угадывающееся сходство с безобразным человеческим ликом. Это сходство усиливала длинная борода, спускавшаяся до груди чудовищного божества. Из оскаленной пасти злобно щерившейся на солнце выпирали огромные клыки.

Прямо под статуей высились каменные столпы, с двух сторон обрамлявшие огромную дыру посреди куба. Перед входом возвышался черный алтарь на котором белело неподвижное женское тело. Глаза Конана сузились, в них полыхнул недобрый огонь, когда он узнал Оливию.

Ниже алтаря сидели венты- рослые русоволосые воины в медвежьих шкурах, скуластые женщины и чумазые дети- всего около сорока человек усевшихся вокруг исполинской груды тлеющих углей. На них испускала аппетитные ароматы туша белого медведя: Конан узнал зверя по когтистым лапам, хотя шерсть на нем давно обгорела, а головы не было вовсе- она красовалась рядом на воткнутом в землю остром коле. Такие же колья торчали и возле шатров - на каждом красовался либо оскаленный медвежий череп, либо человеческая голова. Но если звериные черепа, за исключением одного, выглядели старыми, давно лишившимся плоти, то человеческие головы казались вполне свежими. Конан скрипнул зубами, узнав головы пиратов, убитых вентами.

Дикари похоже чувствовали себя в полной безопасности, уверенные, что к ним никто не подойдет во время дикарского обряда. На лицах их гуляли довольные ухмылки, с губ срывался смех и бессвязные выкрики. Конан приметил остекленевшие глаза вентов и дерганые движения. Потом увидел валяющиеся на земле грубые чаши, сработанные из макушек черепов, и раздавленные шляпки красных грибов с белыми пятнами.

-Они упились зельем из мухоморов,- тихо шепнул он Элдрану,- считают, что это им помогает общаться с предками и богами.

-Так поможем им в этом!- кровожадно прошептал пират.

-Не торопись,- шепнул в ответ киммериец. Его взгляд привлек сидящий особняком от остальных могучий старик с окладистой бородой, делающей его схожим с уродливым ликом идола. Сходство усиливала высокая меховая шапка, украшенная медвежьими челюстями и накидка из шкуры белого медведя. На груди старика болталась костяная фигурка, в руках он держал березовый посох утыканный медвежьими когтями.

Раскосые глаза презрительно смотрели на упившихся мухоморной настойкой, соплеменников, выкрики которых становились все бессвязней. Вот один из растрепанных обезьяноподобных детей, распаленный запахом жареного мяса протянул руку с костяным ножом к истекавшей жиром туше. Старик хрипло каркнул что-то и сидевший рядом бородатый мужик, обрушил на голову ребенка каменный топор. С хриплым смехом он ухватил труп за ноги и швырнул его в груду раскаленных углей.

Наступила тишина- смерть мальчика будто разом отрезвила одуревших от мухоморной настойки вентов. И в этой тишине старик с посохом- Конан уже понял, что это местный жрец- поднялся на ноги, вскидывая руки по направлению к статуе.

- Морбэр, властелин подземной тьмы,- неожиданно зычным голосом произнес вент,- Ядун, служитель твой, несет к тебе зов от рода Ольхи полуночных вентов. Услышь меня, Бог-Медведь! Всколыхни землю, будто волны морские, разбей лед, что сковал тебя от времен изначальных, свергни ложных богов! Покарай изгнавших нас, Мертвый Медведь, швырни народы мира к ногам вентов, дабы жрецы их могли вечно услаждать тебя!

-Услышь! Покарай! Даруй!- раздался гул от остальных вентов.

Они говорили на языке схожим с гиперборейским, только архаичном, с вкраплениями гирканских слов, что не мешало Конану понимать сказанное.

-В знак верности нашей,- продолжал жрец- прими в дар дочь одного из владык южных земель. Пусть дети твои возьмут ее! Пусть плоть и кровь ее станут первыми из тех, что отдадут тебе южане!

И в ответ ему послышался глухой рык из глубин пещеры – и в тон ему послышался жалобный крик Оливии. Колдун вскинул руки с посохом, издав пронзительный крик, которому вторил многоголосый рев вентов.

Неожиданно жрец поперхнулся ликующим криком, с удивлением смотря на выросшую в груди стрелу. Затем он поднял глаза и увидел на вершине одного из холмов могучего воина с черными волосами. Сдавленный хрип вырвался из горла старого вента, затем из его рта хлынула алая кровь. Жрец покачнулся и рухнул наземь.

-Давайте,- рявкнул Конан, выхватывая вторую стрелу,- убивайте собак!

Он сам не смог бы объяснить кого он сейчас имел в виду- самих вентов или их псов. Впрочем, подробных объяснений и не понадобилось- пока одуревшие от мухоморов дикари пытались понять что происходит, огромные псы уже неслись в сторону пиратов. Те же, вслед за капитаном, пускали одну стрелу за другой в рычащих, щелкающих клыками чудовищ. Лишь двоим или троим зверям удалось уцелеть под градом стрел и взобраться на холмы. Одна из таких тварей, серая помесь собаки с волком, оскалив пасть кинулась на Конана - чтобы напороться на острую сталь. Киммериец отпихнул ногой собачий труп и обернулся к пиратам.

-Вперед!- хищно оскалился он,- вниз по склону и на них!

В колчанах пиратов после стрельбы по собакам осталось немного стрел, однако все они достигли цели- не менее десяти трупов осталось возле костров. Венты тоже пытались стрелять из луков, но то ли они не унаследовали умений гирканских предков, то ли принятое зелье мешало им целиться - так или иначе только двоих пиратов сразили стрелы, прежде чем противники схлестнулись врукопашную. Стальные мечи и сабли скрещивались с каменными топорами и дубинами, опускались и поднимались обагренные кровью. Здесь было не до правил войны- и варварский кодекс чести, что впитал Конан с молоком матери и грубый устав Красного Братства оказались слишком благородными для этого народа. Женщины и дети, упившись зельем превратились в настоящих демонов, терзающих врагов, всем чем попадалось под руку. Одна из завывающих фурий метнулась к Конану с окровавленным камнем, которым она разбила череп одному из пиратов. Взмах меча отбросил умирающую вентку на груду углей, но ее место тут же занял бородатый воин, злобно щеривший зубы. Конан узнал его- этот вент вышиб мозги мальчику, потянувшегося к медвежатине. Завывая словно проклятый дух, мужчина обрушил топор на голову Конана. Раскосые глаза изумленно расширились, когда киммериец, ухватившись за середину топорища, удержал оружие в воздухе.

-Не так просто, как с мальцом, да, ублюдок?- сказал Конан проворачивая меч в животе дикаря. Вент закричал и рухнул на землю, зажимая рану из которой ползли кишки. Конан перескочил через его тело и ринулся к черному алтарю.

-Я знала, что ты придешь, - выдохнула Оливия,- ой, у тебя кровь!

-Она не моя,- усмехнулся киммериец,- ну, большей частью.

Он наклонился и разорвал путы, привязывавшие Оливию к алтарю. В глаза ему бросилась причудливая резьба, явно не сочетавшаяся с дикарским обликом вентов, также как и искусство скульпторов изваявших многолапого зверя. Однако мысли об этих странностях вылетели у него из головы, когда дрожащее обнаженное тело прижалось к нему.

-Пойдем, пойдем, скорее отсюда,- бормотала Оливия,- это место, эти люди, они настоящие демоны, клянусь Митрой.

-Не богохульствуй, - усмехнулся Конан, - венты конечно злобные ублюдки, но кровь у них течет также, как и…

Оглушительный рык, вырвавшийся из пещеры прервал его на полуслове. Из влажного черного зева пахнуло омерзительным смрадом, послышалось глухое ворчание, а вслед за ним – поступь тяжелых лап.

-Бежим!- крикнул Конан. Видя, что девушка еле стоит на ногах, он вскинул ее на плечи и побежал вниз, туда где пираты, вырезав вентов, уже рылись в их шатрах.

-Конан, что…выскочивший навстречу Элдран прервался на полуслове, оторопело глядя на что-то за плечами Конана. Подозревая самое худшее, варвар обернулся.

-Кром и Маха!!!- в сердцах выругался киммериец.

Из черной пещеры, с грозным рыком выходила исполинская тварь, походившая одновременно и на бурого и на белого медведя, но намного больше любого из них. Лобастая голова, непропорционально огромная, по отношению даже к столь мощному телу, качалась из стороны в сторону, маленькие глазки подслеповато щурились. Но вот наконец чудовище разглядело врагов и, взревев, устремилось вперед.

-Уведи ее,- Конан швырнул Оливию Элдрану,- на холмы. Остальные- бейте с боков!

Огромная туша уже нависла над людьми, грозно оскалив огромные клыки. Конан еле увернулся от устремившейся к нему могучей лапы, другие пираты оказались не столь расторопны- сразу двое оказались растерзаны острыми когтями. Еще один пират, ухватив пику, вонзил ее в бок чудовищу. Оглушительно взревев медведь развернулся к не успевшему отскочить пирату и страшные челюсти сомкнулись на теле человека, разом откусывая половину туловища. Даже не остановившись, чтобы выдернуть копье, монстр ринулся вперед, кромсая и терзая всех, кто попадается ему на пути.

-Эй!- заорал Конан,- сюда!

Ухватив с земли копье, он швырнул его, угодив твари в бок. Зверь взревел от боли и развернулся к Конану. Прыжком, сделавшим бы честь туранскому барсу, киммериец запрыгнул на жареную медвежью тушу, а оттуда- на черный алтарь. Ринувшийся за ним медведь оглушительно взвыл ступив в раскаленные угли. Конан, с ловкостью обезьяны вскарабкался на крышу храма и вновь прыгнул – прямо на загривок зверя.

-Отродье Имира,- выругался Конан. Зрение сыграло с ним злую шутку- он был уверен, что зверь покрыт белой шерстью, как северный медведь. Чего он не ожидал, так это того, что шерсти у чудовища почти не было, за исключением редких клочков. Сквозь толстую, розовато белую кожу проглядывали темные вены, ноги Конана скользили по туловищу мечущейся под ним твари. Мертвой хваткой вцепившись в медвежье ухо, Конан погрузил меч в пульсирующую под кожей тёмную артерию.

Страшный рев чуть не оглушил варвара, фонтан крови высотой чуть ли не в локоть окатил его с ног до головы. Продолжая цепляться за любые неровности на скользкой от крови коже, Конан раз за разом погружал в нее меч. Тварь мотала огромной башкой стараясь стряхнуть назойливое двуногое и это ей почти удалось- очередной рывок чуть не сбросил Конана. В последний момент варвар успел ухватиться за ухо чудовища. В лицо Конана уставился горящий яростью глаз, в лицо пахнуло смрадом из клыкастой пасти и киммериец, все еще державший второй рукой меч, по рукоятку вонзил его в подслеповатое око твари. Страшные челюсти щелкнули впустую, когда Конан разжал руки и упал на землю, стараясь откатиться подальше от бьющегося в агонии чудовища.

В его теле болела каждая мышца, но все же Конан поднялся на ноги и осмотрелся по сторонам. Он криво усмехнулся, услышав приветственные крики - с холмов махали пираты, среди которых он, к своему облегчению, увидел невредимую Оливию. Он перевел взгляд на издыхающего медведя- тот лежал на боку, по его телу пробегала конвульсивная дрожь. Конан подошел и с силой выдернул клинок из глазницы, отскочив от хлынувшей на землю алой струи.

-Спускайтесь!- крикнул он,- бояться больше нечего!

Один за другим пираты боязливо подходили к издохшему зверю, дивясь его размерам.

-Конан смотри!- Оливия указала под брюхо твари. Конан пригляделся - меж огромными лапами чудовища, виднелись еще две пары неразвитых конечностей, с полупрозрачными розовыми когтями.

-Дьявольское отродье,- хмыкнул Конан,- ну, зато вроде этот медведь нормальный,- он указал на жареную тушу,- так что, если кто хочет перекусить медвежатиной…- он посмотрел на Оливию и осекся. На лице ее читалась смесь ужаса и отвращения, она мотала головой. Конан переглянулся с пиратами и шагнул вперед, занося меч. Только сейчас он заметил, что брюхо зажаренного медведя покрывали неровные швы из сухожилий какого-то большого животного. Одним ударом Конан разрубил завязки.

-Вот ублюдки!

Из распоротого брюха вместе с потоком горячего сока вывалилось два человеческих тела. Они спеклись и покрылись коркой, но Конан все же сумел разобрать, что один труп принадлежал мужчине, а второй женщине, скорей даже девочке.

-Похоже вам, подонки, впервые за всю свою жизнь удалось сделать доброе дело,- хмыкнул Конан,- венты, как я смотрю, были большими чудовищами чем этот зверь.

- Смотри,- Элдран, показал на серьгу, торчавшую из сморщенного комка плоти, что при жизни было ухом,- это серьга Овриноса.

-Будем надеяться, что он умер, до…Конан не закончил фразы, но всем и так было понятно. Конан прижал к себе дрожащую Оливию и осмотрел разгромленное стойбище.

-Что-нибудь нашли в шатрах?- спросил он Элдрана.

-Вот это, - пират тряхнул небольшим мешком,- шкуры соболей и песцов, немного янтаря да парочка безделушек из мамонтовой кости. Хватит на пирушку в портовом кабаке для всей команды,- он протянул Конану костяную фигурку изображавшую некоего клыкастого зверя с шестью лапами, рыбьим хвостом и оленьими рогами.

-Как бы покупателей на это не пришлось искать в Стигии,- поморщился Конан.

-Кто же построил все это?- сказал Элдран, обернувшись на храм и идол Морбэра,- это ведь не могли создать дикари.

-Кром знает,- пожал плечами Конан,- на севере встречаются такие руины.

-Мудрецы в моей стране,- задумчиво произнесла Оливия,- говорили, что до Катастрофы на севере простиралось царство Туле, одна из Семи Империй. Может это осталось еще с тех времен? Может последние тулейцы, передали свой культ потомкам гиперборейцев?

-Так если это храм древнего царства,- возбужденно воскликнул Элдран,- может там внутри лежат сокровища! Что думаешь, Конан!

-Думаю, что туда полезет только ненормальный, - буркнул киммериец, подходя к разверстому входу. Пощупал стенки- теплые, несмотря на холодный воздух, и скользкие.

-Это все похоже на…- Конан резко обернулся и посмотрел на убитого им зверя, задержавшись взглядом на его голой скользкой коже и подслеповатых глазках. Затем он глянул на идола и заметил некоторые детали ранее ускользавшие от его внимания: вдоль брюха зверя тянулось несколько пар крупных сосков- при том, что меж задних лап вздымалось наглядное свидетельство принадлежности твари и к мужскому полу.

-Детеныш,- прошептал киммериец. Он прислушался- показалось или он и впрямь слышит из глубины чавкающие звуки и глухое рычание?

-Уходим отсюда,- бросил он, - но сначала- все сжечь.

Несмотря на усталость пираты, повинуясь настояниям Конана стащили к разверстой пасти входа всех мертвых, а также тушу изжаренного медведя. Убитый Конаном монстр остался лежать на месте, поскольку он был слишком тяжел. К храму стащили обломки шатров и весь плавник, что был рядом. Облив все это китовым жиром, нашедшимся в лохани в одном из шатров, Конан зачерпнул из костра пригоршню раскаленных углей и швырнул их в приготовленный костер.

Уже когда пираты поднимались по склону холма, покидая разгромленное селение, Конан, повинуясь некоему инстинкту обернулся, чтобы посмотреть на мерзкое святилище. Огромный костер разгорался все сильнее, а над ним чернела исполинская статуя многолапого медведя. Конану показалось что у него рябит в глазах, он несколько раз моргнул, а в следующий миг идол Морбэра покачнулся, послышался оглушительный треск и безобразное изваяние рухнуло наземь.

Пелиас почти кофийский
24.02.2016, 18:29
ух ты, Оливия. Почитаем)

Monk
24.02.2016, 20:04
Залихватски, но... как-то вторично показалось... может быть, из-за знакомых имен и сюжетов...
В целом добротно написано, но все же не понравилось. Автору есть еще куда расти. :Crazy_smile:

Vlad lev
24.02.2016, 23:21
ух ты, Оливия. Почитаем)
растравили душу...;)

Vlad lev
25.02.2016, 19:02
10 за рассказ. Хорошо и про Туле, и про Гиперборею.

Зогар Саг
26.02.2016, 14:37
Славянщина какая-то.
Впрочем, "на краю света" может и прокатит

Vlad lev
26.02.2016, 18:38
Славянщина какая-то.
есть чуток;)

Баффи
29.02.2016, 18:41
Такое ощущение, что автор отстрелялся. Никаких чувств, запрограммированные герои. Делают, потому что надо так.

История типична, но завлекает. Концовка смазана, ушли и что? Описок нет - тут явное не знание правил русского языка (минимальных).

Как дешевый фильм ужасов, где все держится на убийствах. Почел - забыл. Но в целом, один из хороших рассказов. Резать его надо.

Оливия малахольная какая-то - трусливая принцесса, щас заревет. Она и Конан? Не верю!

Vlad lev
29.02.2016, 19:20
Описок нет - тут явное не знание правил русского языка (минимальных).
ты б уж не прикалывалась:big_smile:
Хотя б потому, шо слово "незнание" пишется слитноdevil_smile
А "лингвистика -штука договорная!"- как справедливо говаривает писатель Веллер (филолог по образованию, кстати).
А уж про пресловутые "Правила..." рождением от 1956 года, лучше уж не надо...

Зогар Саг
29.02.2016, 19:37
Т
Оливия малахольная какая-то - трусливая принцесса, щас заревет. Она и Конан? Не верю!

Страшно подумать, чтобы бы вы сказали тогда о первоисточнике))

Bell
29.02.2016, 20:51
Хороший рассказ. Динамичный, атмосферный, без лишнего трепа. Слова расставлены по делу, картинку прописывают. Краткое вступление не случайно. С одной стороны - вроде как для академической солидности (типа автор не хухры-мухры писал, а тему знает), а с другой - оправдание за краткость, и наглядное нежелание расписывать интригу на целый роман.


Правильный подход. Уважаю… :good:

Баффи
29.02.2016, 22:17
А запятые расставить, сил не хватило? Причем типовые, да? Вот реально - в школе, и то знают. Придрались, написала не так, бревно увидели?

А текст - сухой, одни крючки, вышиб мозги мальчикуи его для кучи, к собакам, монстру и Оливии с жертвоприношением. Еще борща не хватает, по-украински devil_smile

Vlad lev
01.03.2016, 10:03
А запятые расставить, сил не хватило? Причем типовые, да?
эдак к любому тексту можно докопатьсяdevil_smile
Из серии: почему в шляпе?!:Crazy_smile:

Баффи
01.03.2016, 11:30
Судя по отзывам, не ко всем, а к "рыжим" devil_smile.

Кстати, я не писала, что он плохой, а только, что затянут, сухой синопсис. А так, мир Говарда предсказуем: женщины, колдуны, монстры, и далее.

Зогар Саг
01.03.2016, 16:21
А так, мир Говарда предсказуем: женщины, колдуны, монстры, и далее.

Как будто что-то плохое. :)

Баффи
01.03.2016, 17:18
Так в каждом рассказе, как под копирку :D А так нормально, хотя уже на штампы походят.

Vlad lev
01.03.2016, 17:37
Так в каждом рассказе, как под копирку
а те отечественных гномиков-гомиков восхотелось штоль?:Crazy_smile:

Баффи
01.03.2016, 18:40
Их не надо %), но хоть что-то этакое неожиданное :write:

Vlad lev
01.03.2016, 19:09
хоть что-то этакое неожиданное
чисто-порно, як у бразильян?devil_smile

Баффи
01.03.2016, 20:28
Фу, бяка, никаких 18+devil_smile лучше, уж, гномики... циркачи, например:Crazy_smile:

lakedra77
01.03.2016, 20:38
лучше, уж, гномики... циркачи, например
Ага,как в анекдоте.
разговор в цирке:
Разве это клоуны? Это - пи...ы!
Вот у меня соседи пи...ы - настоящие клоуны.

Миль пардон, дамы.:)

Зогар Саг
01.03.2016, 21:24
Их не надо %), но хоть что-то этакое неожиданное :write:

Вся "русская сага"- ну или по крайней большая ее часть это вот оно: "что-то этакое неожиданное". В итоге от говардовской Хайбории остались рожки да ножки, а потом и их не осталось, а "Сага" стала совершенно нечитаемой

Добавлено через 1 минуту
Фу, бяка, никаких 18+:

Баффи, вы меня удручаете( Откуда у современной девушки такая зашоренность мышления?

Баффи
11.03.2016, 21:14
А вам только дай поговорить на эту тему:Ddevil_smile