Хайборийский Мир  

Вернуться   Хайборийский Мир > Творческие колонки посетителей форума > Творчество Brian Tolwell
Wiki Регистрация Справка Пользователи Календарь Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 16.02.2016, 07:55   #11
Охотник
 
Регистрация: 16.02.2016
Сообщения: 8
Поблагодарил(а): 17
Поблагодарили 1 раз в 1 сообщении
Ильдар стоит на развилке
По умолчанию Re: Раб Змеиной Королевы - 3. Освобождение

Честно скажу: меня напрягает тупизм Конана. Но готов смириться с этим - таков сюжет и герой книги.
Ждем продолжения.
Ильдар вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.02.2016, 11:39   #12
Вор
 
Регистрация: 07.04.2011
Сообщения: 209
Поблагодарил(а): 216
Поблагодарили 101 раз(а) в 59 сообщениях
сибиряк стоит на развилке
5 лет на форуме: 5 и более лет на фоурме. Спасибо что Вы с нами! Сканирование [золото]: 30 и более сканов 
По умолчанию Re: ПРОЛОГ

Цитата:
Автор: Brian TolwellПосмотреть сообщение
Ну, с миром помолясь богам Хайбории, - поехали!
Скрытый текст: ПРОЛОГ
Самое ужасное поражение обычно случается в самое последнее мгновение перед самым впечатляющим триумфом.

Но и самая великая надежда обычно рождается в самой глубокой бездне безнадежности!..

Из афоризмов Скучающего Мага
Пролог

Пульсирующий золотой свет неровно заливал широкую равнину, посреди которой ещё вчера стоял Мероэ, главный город страны Куш. Больше не существовало ни столицы, ни страны, а последние жители Мероэ безмолвно корчились на жертвенниках, отдалённо напоминающих девственно-черные скалы, как если бы эти скалы были изъедены мириадами внутренних ходов и искусаны чьими-то чудовищными клыками. Погибельное безмолвие царило тут повсюду: на этой равнине, среди оплавленных божественным огнем руин Мероэ, в рукотворных оврагах, в джунглях мёртвых деревьев, составлявших основное пространство страны Куш; и даже река, недавно протекавшая через столицу, как будто умерла под лучами иссушающего золотого сияния.

Коленопреклоненные змеяды безмолвно молились у чёрных алтарей Тхутмертари. Они не смели поднять глаза вверх, туда, где высоко над землей парила посреди ночи Богиня Звездного Бессмертия. Эманации страха, боли и страдания, искусно усиленные её могучими чарами, тонкими алыми нитями восходили от алтарей к сияющей золотом фигурке. Кроваво-черная аура новоявленной богини алчно поглощала их. Медленно, капля за каплей, Тхутмертари выпивала жизни и души своих жертв. Именно в такие мгновения она испытывала ощущения, которые справедливо было бы сравнить разве что с оргазмом женщины — с той колоссальной разницей, каковая отличает обыкновенную смертную женщину от богини. В такие мгновения Тхутмертари чувствовала себя всесильной. Она знала, что ей ничего не стоит испепелить змеядов, этих жалких недолюдей-недозмей, преклонивших пред нею свои колени истинных детей Сета, детей, которых она решила отобрать у Великого Змея и усыновить на время — покуда у нее самой не появятся собственные дети.

Да, она могла испепелить их всех, могла разрушать города и перемещать горы, выжигать реки и пробуждать безумные стихии. Однако в отношении к своим жертвам она была на редкость терпеливой и расчётливой богиней. Она мечтала возвести Зло в степень абсолюта и постепенно, но неумолимо продвигалась к этой цели. Так, она научилась превращать страх, боль и страдание в Силу, она научилась питаться этой Силой, причём так, что Силы никогда не оказывалось слишком много. Иногда ей чудилось, что она может поглотить все жизни и души Мира — но и тогда не насытится ими.

Богиня Тхутмертари с каждым новым днем всё больше превращалась в иллюстрацию своей же собственной доктрины: «Злу никогда не бывает достаточно Зла! Зло точно зверь, который испытывает всё больший голод по мере того как насыщается пищей... Ибо Зло — не нечто и не некто, на что или на кого можно указать. То лишь относительные символы Зла; само Зло — это образ жизни. И поэтому его поистине никогда не может быть мало!». Она и стала тем ненасытным зверем. Зло превратилось в её образ жизни, и она знала, что не успокоится до тех пор, пока Зло не превратится в образ жизни каждого населяющего Землю существа. А затем она не успокоится тоже, поскольку обязательно изобретёт для себя новую божественную доктрину и найдет новую цель в своей бессмертной божественной жизни...

Безмолвно парила она в ночи, и её ослепительное золотое сияние превращало ночь в день. Тхутмертари пришла к мысли, что новому миру, который возведет она на руинах старого, не нужны иные светила: только далёкие звезды и она, Богиня Звёздного Бессмертия. Она станет светилом, мозгом, сердцем и душой своего нового мира. И у нее будут дети — великая раса мыслящих существ, творения величайшей богини Вселенной. Это будут существа, Несущие Знание, и образом жизни их станет чистое, неосквернённое, первородное Зло, какое царило во Вселенной на самой Заре Времён, задолго до появления Шестнадцати... И далёкие бессмертные звезды, бережно хранившие это Первородное Зло все минувшие миллиардолетия, возрадуются и возгордятся своею верной дочерью и новой нареченной сестрой...

С этой мыслью Тхутмертари завершила обряд и спустилась на землю. Аккала Танита и прочие змеяды пали ниц и безмолвно облобызали пред нею обожжённую землю. Безмолвие стало частью заведенного новой богиней ритуала: истинному божеству ни к чему пустые славословия. Слова вообще мало что значат; слова — лишь признания в слабости, свидетельства неспособности общаться на ментальном, телепатическом уровне. Но ничего, ободрила себя богиня Тхутмертари, моя новая раса будет иной! Ну, а пока приходится довольствоваться тем, что есть.

Она подлетела к небольшому камню, на котором лежало чёрное, точно сама девственная Тьма, яйцо. Если исключить непривычный цвет, во всём остальном яйцо походило на змеиное, и снесла его змея — царица змеядского народа Танита. Не прикасаясь к нему, Тхутмертари бережно погладила черное яйцо. Ей показалось, будто она уже слышит, как бьётся сердце существа новой расы. Ведь это самое яйцо — итог той памятной первой оргии, священной оргии, когда она заставила людей и змеядов совокупляться друг с другом. Это яйцо — плод сношения двух враждебных рас; её родной брат Джосер и многие-многие другие мужчины человеческого племени оставили в Таните своё семя; и вот он, плод созрел.

Когда из чёрного яйца вылупится существо новой расы, Тхутмертари знать не могла. Она даже не представляла, как будет выглядеть это существо. Но она уже любила его, любила той неповторимой материнско-божественной любовью, какую всякий истинный Создатель всегда испытывает к первому из своих творений... Оно будет поистине прекрасно, это удивительное существо новой расы, красиво чудовищной, злой красотой, и Богиня Звёздного Бессмертия будет гордиться этим существом и ему подобными, когда они начнут победное шествие по Миру...

— Я назову тебя Тху, — прочувствованно молвила Тхутмертари; чуть помедлив, она прибавила: — Тебя и всех остальных, кто родится вслед за тобой. Пусть это не очень благозвучно, пусть! Раса тху будет сильна не этим. Раса тху будет сильна душой, телом, но, главное, разумом. Я дам тебе и твоим братьям Знание; я устрою так, чтобы вы стали самыми могущественными существами в истории этой планеты. И затем, когда вам сделается тесно на поверхности, я помогу вам отвоевать подземные и небесные миры. Когда же и их вам будет не хватать, мы отправимся к звездам, на новые планеты, в новые миры; далёкие звезды будут рады принять нас. Ибо все мы — их дети...

Пылающий взор Тхутмертари оставил черное яйцо и поднялся к ночному небу. Она улыбалась, и далёкие звезды, ее новые кумиры, учителя и нареченные покровители, приветливо улыбались ей в ответ. Я ваша сестра, подумала Тхутмертари: вы и я — бессмертны!..

— Я забираю яйцо тху в Луксур, — сообщила она безмолвным змеядам. — И все новые яйца, которые вы будете сносить, отправляйте в Луксур. Вам надлежит вступать в плотские сношения с людьми – везде, где только остаются люди. Прежде чем погибнуть на моём алтаре, каждый способный к воспроизводству человек должен оставить в вас свое семя. Мне нужны такие яйца. Как можно больше таких яиц. Вам понятно, презренные смертные?

Аккала Танита подползла к ее стопам и тихо сказала:

— О да, Величайшая. Мы счастливы служить тебе, Вечная Мать...

Тхутмертари вонзила в распростёртую царицу змеядов полыхающий взгляд. Это был всего лишь взгляд — но Танита тотчас скорчилась в жуткой муке и как будто начала усыхать на глазах. Усмехнувшись, богиня решила приберечь её, перевела свой взгляд на огромного змеяда, лежавшего рядом с аккалой, и продемонстрировала свою божественную силу на нём. Тот забился в агонии и скоро обратился в камень, а затем этот камень рассыпался в невидимую пыль. Звучный голос Тхутмертари разнёсся над безмолвной равниной:

— Я выпила жизнь этого ничтожного. Так буду поступать с любым или любой из вас, кто назовёт меня Вечной Матерью. Да, я Вечная, но я — не ваша Мать! Я Вечная Мать для таких, как он, — божественный перст указал на чёрное яйцо. — А для вас я Величайшая Повелительница. Вы для меня — орудия воспроизводства, которым я позволила участвовать в создании моей новой расы. Так помните о сей великой чести!

— А что будет с нашей расой, о Величайшая Повелительница? — чуть слышно вопросила Танита.

Богиня усмехнулась.

— Как только придёт в этот мир раса тху, все прочие будут стёрты с лица Земли. Змеяды будут уничтожены, равно как и люди.

— А не дозволит ли нам Величайшая удалиться обратно в нашу подземную обитель, в Йесет-Мет?

— Не дозволит! Вы напоминаете мне о Сете, об этом жалком червяке, которого все мы ещё недавно почитали богом. Но более не будет никаких иных божеств, кроме меня!

— Владыка Сет не позволит тебе расправиться с нами, Величайшая, — прошептала царица змеядов. Она дошла до последней ступени отчаяния, раз позволила себе такую дерзость. Все змеяды после этих слов одновременно вжались в землю и закрыли морды лапами.

Тхутмертари рассмеялась: как эти животные не понимают, что их собственный страх убивает их больше и сильнее, чем ее божественная сила, и что он-то, этот самый страх, и питает всю её божественную силу?! Конечно же, не он один — уж очень наивно со стороны богини было бы питаться одним лишь страхом! Но если бы не он, она бы не взяла такую Силу. Змеяды этого не понимают, жалкие глупцы!

Золотая богиня сказала:

— Я расправлюсь с вами, как и было сказано. Но прежде я позволю вам увидеть, какая участь постигнет Сета, вашего Отца.

Она бросила взгляд на змеиный перстень, обвивающий ее палец. Да, очень скоро она станет достаточно сильна, чтобы посредством этого перстня заклясть Великого Змея Сета и превратить его, Князя Тьмы, в своего раба... Как она превратила в раба самозваного бога Великую Душу, который прежде назывался Тезиас, а нынче она зовёт его Сур... она даже не знает, где он... а не всё ли ей теперь равно? Могущественный раб, сам бывший бог, который сделался ненужным госпоже, лишь подтверждает её поистине божественную силу!

— А потом я уничтожу ваше убогое племя. Но до той поры вам надлежит произвести для меня тысячи и тысячи таких яиц, а также покорить южные пределы этого континента, — прибавила она. — Собери войско, Танита, и отправляйся далее на юг. Завтра ты должна взять Ксутал. Такова моя воля!

— Да будет так, о Величайшая, — прошептала коленопреклоненная Танита.

Тхутмертари обратила свой огненный взор на чёрное яйцо. Повинуясь мысленному повелению богини, оно поднялось в воздух и со скоростью стрелы унеслось на север. Следом за ним улетела сияющая золотая фигурка. Широкая равнина погрузилась во тьму. Тысячи и тысячи змеядов, истинных детей Сета, ещё долго лежали на обгорелой земле среди этой погибельной тьмы, скованные неизбывным страхом и отчаянием. А потом этот же страх и это самое отчаяние придали им новые силы, змеяды поднялись, построились и устремились туда, куда их направляла злая воля новоявленной богини.



***

Гнев и ярость наполняли Конана. Он скакал по равнине уже который час. Карпашские горы остались позади, но варвару покоя не давал вопрос, что задавал себе ещё в горах: а не надул ли его снова лживый маг?

Там, в берлоге Милиуса, всё приключилось слишком быстро, слишком внезапно. Зато теперь он мог обдумать сказанное, сделанное и намеченное. Чем больше и чем лучше он обдумывал, тем крепче и сильнее была ярость. И эта ярость у него была не только на волшебника, но также на себя. Слишком легко он, Конан, дал тому перехитрить и провести себя. А может, и околдовать...

Теперь в заложниках у колдуна Зенобия и Конн. Супруга-королева и сын-наследник. Его любовь, его семья. «Пусть побудут моими гостями, пока ты сражаешься с Тхутмертари и Суром, здесь, у меня, твоим любимым ничего не угрожает». Так вроде обещался ему Милиус. Но и глупцу понятно: они в берлоге колдуна, которую не взять ни силою, ни хитростью, ни чарами – кто же они, если не заложники? Сам подарил Скучающему Магу возможность шантажировать себя, манипулировать собой, как колдуну угодно.

Вместо сражений, для которых создан Конан, где он как рыба в воде, — работа мальчика на побегушках: «Ты принесешь мне Книгу Судеб».

А еще — некроманта: «Произнесешь заклинание, и Синие Монахи оживут».

Во имя крови Крома! Вместо того, чтобы сражаться за друзей, за мир, за Аквилонию, за всю Хайборию — своими же руками выдавать треклятую Книгу, могущественнейший кладезь магии, этому лживому чародею, или кто он там!? Вместо того, чтобы собирать на битву с Тхутмертари и ее рабом друзей, союзников, всех, кому дорог мир, да что там, мир, их собственная жизнь — собственноручно оживлять злейших врагов! Причем, врагов слишком могущественных, от которых потом при всем желании так просто не избавишься: один раз повезло, второй раз — вряд ли!

И он — во имя крови Крома! — под всем под этим подписался???

Да, будь оно всё проклято! Конан скакал прочь от милиусовой берлоги уже хотя бы потому, что ничего лучшего сейчас придумать было невозможно. И с каждой милей пройденного им пути он всё отчетливее понимал, что чародей его предал и кинул, провёл, обманул, обмишурил, посмеялся над ним и оставил ни с чем.

И что слова Скучающего Мага «думаю, ты вернёшься куда скорее, чем рассчитываешь» — такая же лукавая издёвка, как и остальное.

— Эй, Милиус! Или как там тебя зовут по-настоящему! — прорычал он безмолвной степи. — Всё слышишь и всё видишь, верно? Ты думаешь, что поимел меня со всеми потрохами? Как бы не так! Ты плохо меня знаешь! Кром!! Да ты меня совсем не знаешь! Мое имя Конан! Я варвар из Киммерии, я варваром родился, варваром умру! Я был вором, солдатом, пиратом! Я стал королем! Я потерял корону, но будь я проклят, если не верну ее! И будь я трижды проклят, если не верну родных, не отомщу за друзей, не положу конец злу! Я убивал волшебников и демонов, я потерял им счет! Самих богов, бывало, убивал, когда те сильно меня злили! И до тебя я доберусь, кем бы ты ни был! Запомни — я вернусь!!

Вдруг киммериец ощутил спиной, всей своей кожей, настойчивый враждебный взгляд. Повернув голову, он увидел четыре черные точки, которые внезапно появились из-за гор.

Стремительные черные птицы приближались быстрее, чем скакал его верный конь, и скрыться от них на этой равнине Конану было некуда.

Конан застыл и не сразу понял, что перед ним всего лишь мираж. Или очередное заковыристое послание Скучающего Мага. Или всего лишь шутка Милиуса, игры с его разумом? Как это понять?

Чёрные птицы приближались не с востока, не со стороны Карпашских гор, а с запада, куда он, Конан, сам держал обратный путь. Варвар остолбенел и осадил коня, когда вдруг понял, что это за птицы.

Они неслись навстречу ночи, рассекая воздух стальными винтами. Пришельцы, наёмники из Будущего, призванные в Хайборию коварным и могущественным карликом Тезиасом, называли этих механических птиц «Чёрными коршунами». Они и управляли этими летающими крепостями, находясь внутри одной из них. Всего, как было Конану уже известно, самозваный бог Великая Душа призвал сотню наёмников из Будущего и каждому вручил такой вот «Чёрный коршун», умеющий стрелять, жечь и взрывать, подобно демону, летая в небе. Какие луки, арбалеты, катапульты, а тем более, ножи, кинжалы и мечи способны были противостоять могучему оружию пришельцев? Те разнесли едва ль не треть Тарантии, прежде чем Конану с его сторонниками пришлось ретироваться.

С тех пор пришельцы, будучи обычными людьми, и сами погибали, но их и этих «коршунов» оказалось больше, чем достаточно, чтобы привести к покорности столицу Аквилонии, а с ней и всю страну. Недовольные правлением Конана нобили во главе со старым лисом Вибием Латро заключили с пришельцами странный альянс, в результате которого двойник киммерийца и он же вожак пришельцев по имени Джейк Митчелл занял аквилонский трон, а Вибий Латро сделался герцогом Тарантии и полновластным наместником королевства.

Конану в этом раскладе не было места, на него объявили охоту, и лишь его варварская смекалка, да внезапная помощь человека по имени Роберт, одного из пришельцев, спасли тогда жизнь. Он покинул столицу, где оказался бесполезен, и отправился за подмогой к Милиусу... Пришельцы, как он знал, остались в Аквилонии, в полной уверенности, что он погиб. Никто из них до сей поры, кроме Роберта, не отслеживал его путь. Да и Роберт перестал отслеживать, когда Милиус на его, Конана, глазах уничтожил следящих «жучков»... Возможно ли, что лживый маг предал его и тут, и сам призвал врагов по его душу? Конан охотно бы в это поверил.

А как иначе объяснить четвёрку «Чёрных коршунов», летящих с запада, со стороны Аквилонии?

Ему не справиться даже с одним. А у пилота, управляющего винтокрылой крепостью в полёте, с десяток способов прикончить воина, что скачет посреди равнины. Или, Нергал их побери, у них приказ взять его живым?!

Ну, нет, во имя Крома. Не сдался в первый раз, не сдастся и теперь. Есть у него спасение. А если не спасение, хотя бы шанс. И пусть опять придётся иметь дело с треклятой чародейской магией... но лучше магией спасти себе жизнь, чем просрать её без магии и порадовать врагов!

Конан достал накидку-невидимку. Она когда-то принадлежала самой Тхутмертари, не к ночи будет помянута. А совсем недавно – тут, в горах, – эта накидка очень выручила киммерийца в смертельной схватке с непонятным «волком». Который зверем был только снаружи, а внутри это был демон, что вселился в волка и пытался его, Конана, убить. Но киммериец демона перехитрил, расплющил «волка» здорововенной глыбой камня, ну, и остался тот лежать в горах, на радость падальщикам...

Конан надел накидку-невидимку и исчез из поля зрения стороннего наблюдателя. Однако магии накидки не хватило, чтобы скрыть коня. Но вряд ли, решил варвар, наёмников на «Чёрных коршунах» послали за конём...

Так и случилось.

Нисколько не сбавляя скорости, они пронеслись на головою киммерийца и вскоре скрылись за горами.

Варвар перевёл дух. Ещё немного подождал, прежде чем снять накидку. Долго смотрел, не отрывая взгляда, на горизонт, где скрылись механические птицы. Там всё было спокойно. Тишина. Враги не возвращались.

Конан задумался. Что это было, ради Крома? Не мираж ли вновь? Нет, непохоже. Ясно одно: враги летели не за ним. Возможно, и не знали, что он здесь – по крайней мере, не искали. А он их знал уже достаточно, чтобы понять: если б поставили себе задачу отыскать его – нашли бы.

Но если не за ним, тогда за кем? Зачем? Куда?

Догадка молнией пронзила киммерийца. Она была настолько очевидной и бесспорной, что избавляла Конана от прочих толкований.

Пришельцы летели туда, где, собственно, и начался их путь в Хайбории. В то исключительное место на земле, куда их вырвал тезиасов вихрь времён. Где даже Конан побывал однажды, став жертвой изощрённого обмана со стороны Великой Души. И откуда бежал на таком же точно «Чёрном коршуне» вместе с женщиной-воином по имени Аманда... Всё это было вроде бы недавно, а казалось – так давно!

Сомнений больше не осталось: они летели в Зачарованный Город, что стоял вдали от всякой жизни среди покрытых древним лесом гор Серых Обезьян. Из Аквилонии путь в горы Серых Обезьян лежит как раз через Карпаши. Стоит ли удивляться, что враги летели здесь?

Конан присвистнул и покачал головой. Это открытие могло означать для него всё, что угодно. Так или иначе, сейчас гадать, зачем и для чего, каким-таким Нергалом эту четвёрку понесло через весь континент из Тарантии в Зачарованный Город – гадать об этом было бесполезно.

Но варварское чутьё Конана подсказывало ему, что встреча с «коршунами» не была случайной. Хуже, чем есть, его дела уже навряд ли будут – а лучше могут стать вполне!

Киммериец спешился и приготовился к ночлегу. Бывает, что для опытного воина в заведомо невыгодной позиции самое умное решение – остановиться, отдохнуть и предоставить Судьбе время, чтобы обернуться к нему передом.

– А вдруг ты не соврал мне, лживый маг, – пробурчал огромный варвар, засыпая, – но всё равно я вытрясу тебя, когда вернусь, будь ты проклят со всеми своими загадками. Не люблю ваше мутное племя, Нергал вас побери, и Сет впридачу.

эта часть должна судя по заявке должна быть жесткой я лично болею за тхутмертари такой я не могу придумать название еще не было ни в одной книге это что-то и без нее будет скучно спасибо сибиряк
сибиряк вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.02.2016, 13:15   #13
Писатель
 
Регистрация: 30.03.2008
Сообщения: 390
Поблагодарил(а): 221
Поблагодарили 594 раз(а) в 208 сообщениях
Brian Tolwell стоит на развилке
300 благодарностей: 300 и более благодарностей 5 лет на форуме: 5 и более лет на фоурме. Спасибо что Вы с нами! 
По умолчанию Re: Раб Змеиной Королевы - 3. Освобождение

Цитата:
Автор: lakedra77Посмотреть сообщение
С удачным Вас почином.

Благодарю, коллега. И надеюсь на это. Отступать всё равно некуда.

Добавлено через 2 минуты
Цитата:
Автор: ИльдарПосмотреть сообщение
Честно скажу: меня напрягает тупизм Конана. Но готов смириться с этим - таков сюжет и герой книги.
Ждем продолжения.

На мой вкус, очень даже сообразительный, находчивый герой. Но со своими предрассудками, куда ж без них, он ведь варвар. Будь я на его месте, тоже ни одному из чародеев на слово не верил.

Добавлено через 18 минут
Цитата:
Автор: сибирякПосмотреть сообщение
эта часть должна судя по заявке должна быть жесткой я лично болею за тхутмертари такой я не могу придумать название еще не было ни в одной книге это что-то и без нее будет скучно спасибо сибиряк

Да, я где-то в интернете три-четыре года назад встречал даже такие выражения/предостережения - "только для поклонников Тхутмертари" и "осторожно, Тхутмертари-стайл". А ещё больше меня изумило, что там, где я это видел, не нужно было объяснять значение, они уже всё понимали. Кажется, это типа и называется "мем".

Но скучно без неё не будет! Обещаю.

Последний раз редактировалось Brian Tolwell, 16.02.2016 в 13:15. Причина: Добавлено сообщение
Brian Tolwell вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.02.2016, 18:02   #14
Писатель
 
Регистрация: 30.03.2008
Сообщения: 390
Поблагодарил(а): 221
Поблагодарили 594 раз(а) в 208 сообщениях
Brian Tolwell стоит на развилке
300 благодарностей: 300 и более благодарностей 5 лет на форуме: 5 и более лет на фоурме. Спасибо что Вы с нами! 
По умолчанию Re: Раб Змеиной Королевы - 3. Освобождение

Так, следующая (первая в романе) глава получается очень большой, пока не решил, стоит ли её делить.

Место действия - тот самый Зачарованный Город, о котором Конан догадался в Прологе. Кто из читателей не помнит, что это за "город", можно посмотреть в главах 2 и 23 романа "Амулет Небесного Народа", а также в главе 3 "Раба Змеиной Королевы".
Brian Tolwell вне форума   Ответить с цитированием
Старый 18.02.2016, 09:41   #15
Охотник
 
Регистрация: 16.02.2016
Сообщения: 8
Поблагодарил(а): 17
Поблагодарили 1 раз в 1 сообщении
Ильдар стоит на развилке
По умолчанию Re: Раб Змеиной Королевы - 3. Освобождение

Ждем-недождемся
Ильдар вне форума   Ответить с цитированием
Старый 18.02.2016, 18:04   #16
Писатель
 
Регистрация: 30.03.2008
Сообщения: 390
Поблагодарил(а): 221
Поблагодарили 594 раз(а) в 208 сообщениях
Brian Tolwell стоит на развилке
300 благодарностей: 300 и более благодарностей 5 лет на форуме: 5 и более лет на фоурме. Спасибо что Вы с нами! 
По умолчанию 1. Возвращение в Зачарованный Город

Продолжаем.
Кто тут спрашивал Аманду Линн? Сибиряк? Прошу к столу.

Скрытый текст: ПЕРВАЯ ГЛАВА!
1. Возвращение в Зачарованный Город

Пятёрка «Чёрных коршунов», снизив скорость, осторожно приближалась к Зачарованному Городу. Вокруг застыла ночь. Могучие сосны тихо спали на склонах гор Серых Обезьян. Ни одного человеческого поселения на десятки миль вокруг. Покой и безмолвие; здесь гул вертолётных лопастей звучал особенно резко, напоминая ритмичный грохот ритуальных барабанов некоего дикарского племени... Впрочем, люди, управлявшие могучими машинами Будущего, суеверий не страшились. Однако даже их отважные сердца стучали учащенно при виде этого чарующего многоцветного великолепия среди ночи.

Исполинская громада Стержня медленно вырастала перед их взорами. Мягкий желтоватый свет, которые источали «дома» — сгустки Живой Энергии, беспорядочно разбросанные по Городу, — равномерно заливал черные панцири механических птиц. В Зачарованном Городе не было ни дня, ни ночи, ни ветра, ни жары, ни слякоти, ни холода. Климат здесь всегда был собственным, уникальным, для человека комфортным и приятным. Сверхмощное силовое поле Стержня превращало Зачарованный Город в отдельный, обособленный мир. Или в темницу — смотря для кого...

— Парни, как слышите меня, приём? — раздался в динамиках голос Лопеса Морана, командира этой экспедиции.

— Приём, амиго, слышу тебя, — отозвался Роберт Рэнквист.

— Всё в порядке, приём, Лопес, лечу за тобой, — сказал Берт Рассел.

— И у меня, приём, — заметил Альфред Зинг.

— Мать вашу, никаких проблем! Здесь температура двадцать градусов по Цельсию! — взволнованно произнёс Курт Марлоу. — На тридцать семь градусов выше, чем снаружи.

— Ну и радуйся, — хохотнул Рассел. — Не замёрзнешь!

— Отставить шуточки! — приказал Лопес. — Дальносканеры на полную мощность. Всё внимание на дворец! Помните: нам тут не нужны сюрпризы.

— Ясно, амиго, — заверил его Рэнквист. — Все летим за тобой.

Клин из пяти вертолетов подлетел к центру Города. На площади вокруг шарообразного дворца Великой Души было пусто. Никакого движения не заметили приборы ни вокруг дворца, ни в самом дворце.

— Не нравится мне это, парни, — сказал Марлоу. — Тут что-то нечисто. Помните, мы, когда делали ноги отсюда, сбили вертолёт с гномами? Как сейчас вижу, куда он упала. Нет его тут!

— Может быть, разложился? — предположил Рассел.

— Ну, да? Железо-то!

— Нам неизвестны все свойства этого Города, — заметил Рэнквист. — Может быть, разложился, а может, ассимилировался с окружающей средой.

— Спасибо, успокоил, — флегматично усмехнулся Зинг. — Еще скажи, тут можно подцепить инопланетную заразу.

— Не подцепишь, — заверил Моран. — Мы тут сколько жили, ничего не подцепили. Ладно, парни, сделаем два круга вокруг Стержня, а потом садимся. И глядите в оба, вашу мать!

Облёт исполинской колонны не принёс никаких сюрпризов. Зачарованный Город как будто вовсе не реагировал на возвращение своих недавних обитателей. Лопес Моран отдал приказ на посадку. Его машина первой приземлилась у входа в шарообразный дворец. Следом за ней благополучно сели и остальные четверо.

— Лопес, могу я захватить базуку? — спросил Марлоу.

— Вооружайтесь только лёгким оружием, — ответил командир. — Бластеры, пистолеты, автоматы. Нам тут нечего бояться, — сказал он более для себя, чем для других. — И не забывайте: обратно придется барахло тащить.

— Не называй оборудование Будущего барахлом, амиго, — тонко ухмыльнулся Рэнквист. — Кому-то из нас оно еще жизнь спасёт.

И этим «кем-то» вряд ли будешь ты, проклятый джейков прихвостень, мысленно прибавил англичанин.

— Короче, так, — заявил Моран, когда все пятеро рейнджеров покинули свои вертолёты, — шагайте в лабораторию и забирайте оборудование, на которое укажет Боб. Если надо будет, несколько раз сходите. Мы всё должны забрать сегодня. Я второй раз в эту зачарованную срань не полечу.

Все согласно закивали: никто ещё раз не хотел сюда лететь. Сейчас-то прилетели только по необходимости, да по приказу короля и капитана.

— А ты, Лопес? Не идёшь с нами? — удивился Зинг.

— Я подойду позже, Фредди.

Немец пожал плечами, но уточнять, чем же займётся командир их экспедиции, не стал.

Лопес Моран дождался, пока Рэнквист, Зинг, Рассел и Марлоу скроются в направлении бывшей лаборатории Тезиаса, а затем достал бластер и двинулся в противоположную сторону. Туда, где когда-то располагались апартаменты Джейка Митчелла и его подруги.

Сапоги рейнджера безмолвно ступали по искусственному паркету. Всё здесь было искусственным, ненастоящим, невольно подумалось Лопесу. И сам этот дворец, и вертолёты, и оружие пришельцев, и их одежда — всё сотворено было карликом Тезиасом из этой так называемой Живой Энергии, что змеилась вокруг Стержня и составляла бессчётно-многоугольные разноцветные «здания» Зачарованного Города. Иной раз колумбийцу мерещилось, что и сам он ненастоящий, что его человеческое тело тоже сотворено карликом из Живой Энергии, в которую просто загнана (Лопес не мог подобрать более подходящего слова) его душа. Однако Джейк считал иначе, а Лопес привык верить кэпу. Джейк был уверен, что всё настоящее — и «Чёрные коршуны», и бластеры, и сапоги рейнджеров. Вертолёты летают, бластеры, как положено, стреляют лазерными лучами, от тех лучей в черепах остаются дырки, сапоги не разваливаются при ходьбе и даже не жмут — значит, всё и вся настоящее. И плевать, из чего оно сделано — хоть из дерьма, лишь бы работало, объяснял свое мнение Джейк. И он был прав: оно работало — не на Тезиаса, как тот рассчитывал, а на самих пришельцев, на их вожака и его верных друзей. Джейк оказался прав во всём! И теперь, когда Джейку грозила страшная беда, для Лопеса не было выбора, помочь товарищу или не помогать. Рискнуть для кэпа жизнью? Почему бы нет? Кэп рисковал для них всегда.

Наперсник Джейка проследовал по длинному коридору к большой, украшенной золотыми драпировками, двери. Гробовая тишина не успокаивала, а, напротив, всё более тревожила его. Если Аманда и погибла здесь, то в любом случае должен оставаться старина Фонтанелли, оживший (вернее, оживлённый) карликом мертвяк. Может быть, док в лаборатории? Лопес скривился от одной этой мысли. Нехорошо, если старикан начнет парням мозги пудрить. Кто знает, как они отреагируют? Да, кэп неслабо прокололся: нужно было тогда ещё, когда делали отсюда ноги, лично пристрелить предательницу, а дока-мертвяка распилить лазерными лучами. Или сжечь. Или грохнуть из базуки. Лопес едва сдержал смех, представив, как может выглядеть мертвый док, грохнутый из базуки.

С этой мыслью колумбиец подкрался к золочёной двери и неслышно отворил её. Лицо его отметила довольная ухмылка: по крайней мере, на половину вопросов он получил немедленный ответ.

Одетая в свой неизменный камуфляжный костюм, Аманда Линн лежала на огромной двуспальной кровати у противоположной стены королевской палаты. С первого взгляда было ясно, что бывшая подруга кэпа не мертва, а просто спит. Видать, она считает себя королевой этой зачарованной помойки, со злостью подумал Лопес. Королевой без подданных, мысленно хохотнул он. Ай-ай-ай, мэм, где же твои хвалёные бойцовские качества?! Митч-то боялся, что Эми устроит им засаду. Куда там... Как видно, отставная командирша не ждала гостей.

Держа бластер наизготовку, Моран подобрался к ложу. Он облегченно вздохнул. Заветный чёрный перстень был на пальце у Аманды. Да, это Светоч Истины, рассеивающий чары амулет, за которым его послал сюда Джейк; вся остальная «экспедиция» – только прикрытие. Считай, твоё задание уже исполнено, амиго, мысленно отметил колумбиец.

Лопес прицелился Аманде в голову. Ничто не мешало ему нажать на курок. Так он понял, что Аманда не прикидывается. Неустрашимая воительница действительно спала и даже чуть похрапывала. Лопес вдруг вспомнил, как Джейку нравился ее смешной храп. И эта сука изменила кэпу с местным варваром!

У колумбийца не укладывалось в голове, как она могла.

Нужно по-тихому пристрелить её и забрать заветный перстенёк, подумал Лопес. Так велел ему Джейк. Лопес почувствовал, как потеет. Он был наёмником, убийцей, да, чего уж так скрывать, он был закоренелым подлецом – но он не мог убить и обокрасть спящую женщину, одну из своих, боевого товарища. Не мог он это сделать – даже ради Джейка.

— А, дерьмо... — прошептал Лопес.

Быстрым движением он приставил узкое дуло бластера к виску Аманды, а ладонью другой руки прикрыл ей рот. Женщина мгновенно пробудилась. Глаза её округлились от ужаса.

— Это я, мэм, — тихо и грустно сказал рейнджер. — Давно не виделись. Привет тебе от кэпа. Ну, а теперь прощай.

После пробуждения женщины и этих слов его совесть очистилась. Он не имел намерения выслушивать ответное приветствие. Лопес Моран на мгновение прикрыл глаза и мысленно попрощался с Амандой Линн. Она была хорошей капитаншей...

А в следующее мгновение тончайший лазерный луч просверлил дырку в его черепе. Лопес Моран пошатнулся, недоумённо моргнул и медленно осел на пол.

В дверях стоял Роберт Рэнквист.

Ещё бы миг, и я бы опоздал, мысленно корил он себя. Он не надеялся, что прихвостень Джейка отыщет Аманду так скоро. Хотелось сперва выручить дока и поглядеть на лабораторию. Да, будь оно всё проклято: Аманда — жива!! И только это теперь важно.

Пряча за пазуху ещё тёплый бластер, Роберт бросился к ложу. С момента пробуждения женщины минуло всего лишь несколько мгновений, но Аманда гибко вскочила на ноги и потянулась за своим оружием. Её бластер лежал под периной. Внезапно она ахнула — и свалилась прямо на руки подоспевшему Роберту.

Не в силах сдерживать себя, он осыпал ее поцелуями. Она слабо сопротивлялась — но не потому, что ей нравились или не нравились его прикосновения, а потому, что у неё не было сил оттолкнуть его. Роберт увидел, как непривычно бледна Аманда, как осунулась, как глубоко запали её глаза, как высохли губы и поредели гладкие белые волосы — и он заставил себя прекратить поцелуи. Он помог ей снова лечь. Горестный стон вырвался из груди англичанина. От мысли, что он может её потерять, едва обретя, ему стало страшно.

— Что с тобой, Эми? — воскликнул он.

— Воды... — простонала она. — У тебя есть вода?

Есть ли у него вода?! Да он готов был бы отдать ей собственную кровь, если бы не было воды! Дрожащими от волнения руками Рэнквист достал флягу с вином и поднес ко рту женщины. Та жадно начала глотать, задохнулась, закашлялась, и Роберт, как бывалый воин, помог ей пить правильно. Затем он отнял у неё флягу, так как в этом деле, равно и в любом другом, неумеренность вредна. Аманда поняла его и не стала возражать. Её пальцы благодарно сжали запястье Роберта, и он почувствовал себя счастливым... Но он взял себя в руки: радоваться рано, ещё ведь не решено ничего, и Эми, его Эми, нуждается в помощи и защите...

— Ну, как ты, Эми?!

Аманда Линн глубоко вздохнула.

— У нас нет воды... — тихо промолвила она. — Эти проклятые гномы! Они так хотели поскорее выбраться отсюда, что сгорели в первую же неделю... А затем и вовсе сбрендили. Добро бы сбрендили по-тихому, ан нет! Мне пришлось посадить их под замок. Ты не представляешь, как мне было плохо, Бобби! Весь день мы с доком вкалывали в лаборатории, а затем я должна была ещё готовить пищу для себя и этих маленьких сволочей. Как-то раз мне показалось, что два гнома, Лула и Бора, смирились и не будут больше бунтовать. Ну, я их и выпустила, на свою беду. Лула как раз была кухаркой, а Бора мог помочь доку. Какая же я дура, Бобби! Освободившись, Лула первым делом продырявила чан с водой, наш последний запас. А Бора отправился в лабораторию и разломал всё, что почти месяц собирал док! Ты понимаешь, эти рыжие крысы решили, что уж если подыхать, то всем сразу: им, остальным гномам и нам с доком! Короче, Лулу и Бору я тогда пришила. А старик Воло — ну помнишь, тот противный пердун с длиннющей бородой, это он и его выродки наплели Джейку насчет меня и Конана — этот Воло сдох сам. Остались четверо: Салла, вторая кухарка, и мужики — Лакери, Вузери, Алли.

— И где же они? — вырвалось у Рэнквиста.

Аманда неопределенно махнула рукой.

— А, там, в кладовке сидят... Умоляют выпустить, божатся Митрой, но я больше не верю этому подлому племени. Знала бы, какими сволочами окажутся, сразу бы перестреляла всех. А теперь рука не поднимается... Как-никак, собратья по несчастью. Так что приходится ещё поить их и кормить.

— К дьяволу гномов! — не выдержал Роберт. Неужели она не понимает, что рыжий народец интересует его в последнюю очередь?! — Ну ты-то как, Эми? Про себя расскажи!

Воительница устало скривила губы.

— А я чего?.. Продулась в пух и прах, но только между нами, Бобби. Дай ещё попить, — она снова приложилась к фляге, а затем продолжила свой рассказ: — Когда мы очухались после вашего внезапного отлёта, то сразу поняли, что нужно и нам делать ноги с этой зачарованной помойки. Не тут-то было! Вертолёта у нас не было, но док надеялся собрать из подручного материала новый...

— Его-то и разрушил гном, — пробормотал Роберт.

— А ты догадливый, — кивнула Аманда. — По правде сказать, у дока ничего и не получалось. Короче, хреново вышло с вертолётом. Потом хотели прорыть подземный ход под защитным полем, ну, чтобы выбраться наружу. Док даже изобрел машину, которая сама копала землю...

— И что?!

— И ничего. В Городе она работала, а вблизи защитного поля глохла. Док говорит, на нее какой-то электромагнитный импульс действует или что-то в этом роде... ты лучше у него спроси. Так что ход я сама копала, пока не свалилась, — она печально усмехнулась, указывая на свои ладони, и только тут Рэнквист заметил, что её пальцы все в мозолях... Он заскрипел зубами. Как хорошо, что есть пока на свете человек, который за её страдания заплатит!

— Ну, ещё мы надеялись взорвать этот проклятый Стержень, — Аманда мотнула головой вверх. — Или хотя бы повредить. Док говорит, не будет Стержня — не будет и Зачарованного Города. И всего того дерьма, что забрал с собой Джейк, тоже не будет. Нифига, Бобби!.. Этот треклятый костыль ничего не берёт. Теперь док говорит, что Стержень просто поглощает враждебную энергию и что его не возьмёшь даже сотней атомных бомб. А, пустое — у нас-то и не было, и нету ни одной...

Она замолчала. Роберт поцеловал её руку. Как вовремя он появился! Ещё немного, и Аманда бы погибла — не от руки подосланного к ней убийцы, так от жажды и прочих напастей...

— Никогда не прощу себе, — прошептал он. — Я обязан был вернуться сразу! Сюда, к тебе! Но я думал, что тебя уже нет в живых. Все наши так думали! Джейк сказал нам, ты погибла в схватке с Тезиасом. И я, болван, поверил! Никогда себе не прощу. Никогда!

Он до крови прикусил губу.

— Только ненависть и спасала меня от смерти, — процедила Аманда Линн. — Как чувствую, что подыхаю, сразу думаю о Джейке. Ну, понимаешь, не могу я умереть, пока сама не увижу, как сдохнет эта подлая скотина, понимаешь, не могу! Ну, и не умерла... А теперь ты, Бобби, расскажи, что там у вас. Я ж ничего не знаю.

И Роберт Рэнквист кратко поведал ей о происшедшем с момента отлёта «Чёрных коршунов» из Зачарованного Города. Аманда Линн узнала о захвате ими Тарантии, о воцарении Джейка Громовержца, об аквилонском наместнике Вибии Латро, спасшем трон узурпатора от народного гнева, об охоте за Конаном-варваром, о походе против Немедии, и так далее.

Ничего не рассказал Роберт Аманде о королеве-жрице Тхутмертари и её кровавом походе. Вообще не стал обременять Аманду излишней информацией, особенно в части своего участия в событиях. Со слов Роберта, например, выходило, что Конану каким-то чудом удалось спастись от устроенной Джейком охоты, и свергнутый король уехал из Тарантии, быть может, собирать в провинции войска...

– Как же я рада, что Конан жив, – улыбнулась тут Аманда. – Спорим, этого громилу даже «Стингер» не возьмёт? Вот бы нам с Конаном объединиться против Джейка! Попробуй-ка его найти! А, Бобби?

Роберт слегка поморщился. Знал бы, что она так это воспримет, промолчал бы про Конана. Что может быть общего между Эми и туземным варваром? Откуда она его знает? А варвар, интересно, знает ли её? И если да, то как он, Роберт, это упустил из зоны своего внимания? Под ложечкой отчего-то неприятно засосало.

В эти мгновения мозг Роберта Рэнквиста работал как компьютер. Всё верно, Конан – это важно. Не зря он Конану жизнь спасал – и не однажды. Конан был нужен, пока не исчез с экранов где-то в Карпашских горах. Конан исчез вместе с Зенобией и своим мальчуганом. Роберт проверял в последний раз сигнал уже здесь, в Зачарованном Городе, перед посадкой. «Жучки» не откликались. Конан пропал, исчез, приборы его не отслеживали, и Зенобии с Конном тоже нигде не было. Словно сквозь землю провалились.

Да, это многое меняло в раскладах Роберта. Но внезапное спасение Аманды меняло ещё больше. Долго, рассудительно и тщательно разыгрываемая им в Тарантии игра-многоходовка против Джейка и его людей после спасения Аманды и её рассказа приобретала свойства личного отмщения. Нет, для него это не только месть – но месть теперь в первую голову. Туземный варвар, да к тому же и король, для этого не нужен. И вообще не нужен более в его игре. Пропал – и слава Богу. То бишь, хвала Митре, как тут говорят!

– Само собой, – не отводя глаз от Аманды, согласился Роберт, – я сделаю всё, чтобы скорее найти киммерийца.

И улыбнулся в щегольские викторианские усы.
Brian Tolwell вне форума   Ответить с цитированием
Эти 8 пользователя(ей) поблагодарили Brian Tolwell за это полезное сообщение:
Alexafgan (18.02.2016), lakedra77 (18.02.2016), Marqs (19.02.2016), Teek (27.02.2016), Vlad lev (18.02.2016), Ильдар (06.03.2016), Олегус (19.02.2016), сибиряк (21.02.2016)
Старый 20.02.2016, 09:44   #17
Писатель
 
Регистрация: 30.03.2008
Сообщения: 390
Поблагодарил(а): 221
Поблагодарили 594 раз(а) в 208 сообщениях
Brian Tolwell стоит на развилке
300 благодарностей: 300 и более благодарностей 5 лет на форуме: 5 и более лет на фоурме. Спасибо что Вы с нами! 
По умолчанию Re: Раб Змеиной Королевы - 3. Освобождение

А было бы любопытно приурочить главу об освобождении Аквилонии ко Дню защитника Отечества.
Нарочно так делать не буду, но если само собой получится - не удивляйтесь и в случайные совпадения не верьте.
Brian Tolwell вне форума   Ответить с цитированием
Эти 2 пользователя(ей) поблагодарили Brian Tolwell за это полезное сообщение:
Alexafgan (22.02.2016), lakedra77 (21.02.2016)
Старый 21.02.2016, 20:15   #18
Писатель
 
Регистрация: 30.03.2008
Сообщения: 390
Поблагодарил(а): 221
Поблагодарили 594 раз(а) в 208 сообщениях
Brian Tolwell стоит на развилке
300 благодарностей: 300 и более благодарностей 5 лет на форуме: 5 и более лет на фоурме. Спасибо что Вы с нами! 
По умолчанию 2. На Тарантию!

Продолжение арки с рейнджерами в Зачарованном Городе.

Скрытый текст: ВТОРАЯ ГЛАВА!
2. На Тарантию!

Наконец, рассказ Роберта дошёл до событий последнего дня.

— Джейку зачем-то понадобился этот перстень. Теперь ты знаешь, почему наш амиго Лопес заявился сюда, – Роберт покосился на труп у своих ног.

Аманда кивнула и крепко сжала руку мужчины.

— Я обязана тебе жизнью, Бобби. Ты мой самый лучший друг.

Он бережно погладил её волосы.

— Я больше, чем просто твой друг, Эми. Конечно, прежде ты не замечала меня рядом с этим буйволом. Но теперь, когда ты поняла, каков он и каков я...

Женщина засмеялась, прервав его разгорающуюся речь.

— Ты такой славный, Бобби! Мы с тобой ещё успеем поболтать об этом. Не теперь. Расскажи лучше, как сам здесь оказался?

— Случайно подслушал разговор Джейка с Лопесом. Кэп сам признался, что ты можешь быть жива. Тогда я отправился к нему и наплёл, что было бы неплохо забрать отсюда кой-какую электронику. Ну, и напросился к Лопесу в компанию. Джейк велел нам двоим и еще Зингу, Расселу и Марлоу лететь вместе...

Аманда вздрогнула.

— Так ты здесь не один? Они...

— Да, не один, — раздался от двери голос Альфреда Зинга. — Привет, мэм.

В палату вошли трое: Зинг, Рассел и улыбающийся профессор Фонтанелли. Увидев вместе с рейнджерами старого дока, своего товарища по несчастью, Аманда успокоилась.

— Мы знаем, — с порога заявил немец. — Док нам всё рассказал. Как вы думаете, чего мне больше всего хочется теперь?

— Надрать задницу нашему обожаемому кэпу, Джейку Громовержцу, — сказал Роберт Рэнквист.

— Ты знал, ты знал! И как можно скорее. Руки чешутся.

— И у меня, — признался Берт Рассел. — Вот ведь дерьмо!

— А где Курт Марлоу? — спросила Аманда.

Зинг покачал головой.

— Курту пришлось отправиться на Серые Равнины. Кажется, так здесь говорят. Курт не захотел слушать дока.

— Он кинул в меня гранату, — обиженно заметил Фонтанелли. — Должно быть, показалось, что перед ним говорящий призрак, и понадеялся подобным образом меня развеять или сокрушить. На моё счастье, граната не взорвалась. Вернее, взорвалась, но позже, когда я вернул ее обратно Курту. Мне очень жаль, — профессор виновато развёл руками.

— Старина док продемонстрировал великолепную бойцовскую форму, — усмехнулся Зинг. — Ты бы видел его, Боб! Вот это был бросок!

Рэнквист дружески обнял Фонтанелли и сказал:

— Не горюй, док, насчёт Марлоу. Всякий, кто не слушает тебя, порядочная скотина.

— Это ты застрелил Лопеса? — спросил док.

— Иначе Лопес застретил бы меня, — сказала Аманда. — Вы не поверите, парни, но нашему Джейку зачем-то позарез необходим амулет Небесного Народа. Вот этот самый перстень, да... Ну, всё! — прикрикнула она, вставая. — Базарить будем после. Поправьте меня, если это не так, но, по-моему, все здесь хотят одного и того же. Остаётся решить, как это лучше сделать. Ваши варианты?

Как быстро она вернулась к роли капитанши, поневоле восхитился Роберт. Не то, чтобы он очень нуждался в предводительнице — просто он, как и все другие наёмники Джейка, давно привык к роли Аманды Линн как правой руки командира. Тем более, она имеет право командовать ими здесь, когда ублюдок Джейк будет, наконец, низложен.

— Мой вариант, — продолжала Аманда, — все по машинам и в обратный путь! Расскажем парням правду. Пускай узнают, какой гнидой оказался наш любимый кэп.

— Да уж, я не позавидую ему, когда все это узнают, — хмыкнул Зинг.

— Всего одна проблема, — покачал головой Рэнквист. — Аманда не совсем здорова...

Он осекся, почувствовав на себе уничтожающий взгляд капитанши.

— Я могу управлять вертолётом, — твердо заявила она. — Я здорова. Поделитесь пайком, и будет полный порядок.

— Не нужно недооценивать Джейка, — сказал Фонтанелли. — Он сделает всё, чтобы уничтожить вас. А он теперь король.

— Док прав, — кивнул Рэнквист. — Если возвращаться в Тарантию, то без лишнего шума. И не во дворец, а на остров Норд, на базу. Пусть наши парни узнают о возвращении Аманды прежде обожаемого короля. И тогда поглядим, чья возьмёт, — он хищно осклабился.

В этот момент раздался тихий, но пронзительный писк. Все сразу повернули головы. Пищало что-то из-за пазухи Лопеса Морана, а спустя ещё пару секунд люди услышали грубый голос Джейка Митчелла:

— Амиго! Приём! Лопес, ты слышишь меня? Докладывай, что там у вас.

— Я был прав! — прошептал Фонтанелли. — Не нужно недооценивать Джейка. Он дал приятелю видеофон.

Лицо Аманды Линн прочертила мстительная гримаса. Она потянула руку, чтобы забрать видеофон. Нетрудно было догадаться, для чего.

Роберт перехватил её руку и зашептал:

— Эми, ради всего святого, держи себя в руках! Мы ещё не победили, у нас пока недостаточно сил. Нужно действовать хитростью.

Аманда заколебалась.

— Но мы должны что-то ответить, или этот гад поймёт, что его план накрылся, — прошептала она.

— Я отвечу, — решил Роберт. — Как-никак, я научный руководитель экспедиции...

— ...И мой заместитель по отряду, — неожиданно объявила новое назначение Аманда.

Роберт кивнул и достал видеофон, который продолжал вызывать Лопеса голосом Джейка.

— Приём, кэп, — буднично сказал он, не забыв нацепить на лицо выражения усталости и почтительности к королю. — Слышу тебя хорошо. И вижу не хуже.

Джейк Митчелл в Тарантии вгляделся в свой аппарат, как будто впервые увидел своего специалиста по компьютерным системам. На грубой, изрезанной шрамами физиономии вожака наёмников отразились недоверие и тревога.

— Приём, Боб, — сказал Джейк. — Слышу и вижу тебя. Тащи сюда Лопеса. Где он там?

Лопес не может подойти, кэп, — ответил Роберт, соображая, какую причину отсутствия наперсника Джейк сочтёт наиболее правдоподобной.

— Не может? — удивился узурпатор. — Где он, отвечай! Почему ты со мной разговариваешь? Что, чёрт возьми, у вас там творится?

— Всё о’кей, кэп. Оборудование нашли и погрузили. Собираемся вылетать обратно.

Физиономия короля и капитана потемнела, наливаясь кровью.

— Я тебя спрашиваю, Боб: где Лопес? Отвечай, хитрозадый!

— Лопеса нет, кэп, — вздохнул Рэнквист. — Мне не хотелось тебя огорчать.

— Что с ним, твою мать?! Я велю оторвать тебе башку!

— Прости, кэп, мы не уберегли товариша. Док Фонтанелли застрелил его...

Интересно было бы наблюдать за этой рожей, коли не было бы других срочных дел, невольно подумал Рэнквист. Лицо капитана вытянулось, словно застрелен не Лопес, а сам Джейк. Погоди, мелькнула в голове Роберта злорадная мысль, что Лопес, когда ты главного пока не знаешь. Рано тебе знать. Всё, спета твоя песня, дутый Громовержец!

— Застрелил... Док застрелил Лопеса, — простонал Джейк Митчелл в Тарантии. — Как это случилось? И где этот сраный мудак Фонтанелли?

Роберт сделал быстрые знаки свободной рукой. Товарищи поняли его и многообещающе осклабились. Зинг и Рассел схватили седовласого профессора и заломили ему руки за спину. Линн спряталась.

— Я покажу его тебе, кэп, — сказал Рэнквист. — Парни поймали дока.

Он развернул видеофон, чтобы король мог видеть эту картину. Из Тарантии раздались цветистые проклятия.

— Плюйся сколько хочешь, Джейк, но тебе не сломить меня! — патетически воскликнул Фонтанелли. — И не убить, ибо мёртв я уже!

Берт Рассел едва удерживался, чтобы не расхохотаться, и Рэнквист поспешил вернуть инициативу себе.

— Приём, кэп, это снова я...

— Сраного дока привязать к ракете и выстрелить в гору! — проревел Джейк Митчелл из Тарантии. Он видел в боевиках и в шпионских триллерах, что похожее средство применялось не однажды и с постоянным успехом.

— Есть, кэп, так мы и сделаем, — пообещал Роберт.

— Нет! К дьяволу ракеты! Разрежьте его на части! Лучами из бластеров! Режьте!

Какой ты стал вредный, однако, подумал англичанин. И я могу тебя понять: перстень-то тебе был очень-очень нужен. И кроме Лопеса, об этом спецзадании никто и ничего не знал. Так, во всяком случае, ты сам считаешь.

— Раз ты приказываешь, кэп, разрежем дока, не проблема.

— Прямо сейчас! — рявкнул узурпатор. — Я хочу видеть!

Плохо дело, отметил Роберт. Нельзя дока резать. Хоть он и мертвец уже, потом обратно-то его не соберёшь. В буквальном смысле слова. Колдовать тут никто не умеет, да и не надо это нам, подумал Роберт. Так что нужно спасать дока. А для этого перевести разговор на другую тему.

— Приём, кэп. Сейчас разрежем. Тут ещё одно. Я тебе не успел доложить. Мы нашли тех самых гномов. Что с ними делать?

— Гномов?! Сколько?

Аманда зашипела что-то из-за спины, и Роберт её понял: если сказать, что гномы живы, Джейк может потребовать показать их. И тогда всё пропало, уж гномы-то с охотой всех сдадут.

— Двоих. Разложившиеся трупы. Ты бы видел эту гадость, кэп! — Рэнквист скривил лицо, чтобы на том конце линии Джейк мог прочувствовать впечатления своих людей.

— Кроме гномов и дока, никого не видели?

— Не-а. Никого тут больше нет.

Митчелл на некоторое время замолчал, и Рэнквист уже подумал, что бдительность кэпа удалось усыпить, хотя бы на время. А значит, худшее позади. Как вдруг Джейк сам обратился к нему:

— Послушай, Боб, есть одно важное дело. Я тебе забыл сказать, когда вы улетали, а потом вдруг вспомнил. Там, в Зачарованном Городе, припрятана одна полезная вещица. Будь другом, разыщи ее!

Просто поразительно, отметил Роберт про себя. Как тебе нужен это перстень! Ты даже просишь, чтобы его нашел я!

— Слушаю тебя, кэп. Что за вещица?

Внезапно Рэнквист почувствовал, что у него выхватывают видеофон. Это произошло так неожиданно, что он не удержал переговорный аппарат. А когда понял, кто завладел видеофоном, сердце его защемило...

— Привет, Джейк! Ты не эту ли важную вещицу ищешь? — прокричала в видеофон Аманда Линн, показывая чёрный перстень на своей руке.

— Эми! — ахнул Джейк.

— Да, это я, твоя Эми, собственной персоной, — заметила Аманда, пожирая бывшего любовника ненавидящим взглядом. — А ты не ожидал меня увидеть?

Наверное, у Джейка оказался больший запас прочности, нежели она рассчитывала. Он не свалился в обморок. Смирившись с неизбежным, Джейк полминуты спустя говорил:

— Это не то, что ты думаешь, Эми! Я по-прежнему люблю тебя!

— Ха! Значит, в рожу ты мне врезал по любви? И по любви сбежал, а меня оставил подыхать тут? Ты меня чуть не убил, Джейк, будь ты проклят!

— Это был не я! — загремел Митчелл, и все поразились, какое искреннее огорчение звучит в его голосе. — Ты же знаешь, карлик Тезиас завладел моим разумом! Это он околдовал меня, он во всём виноват, сраный карлик!

— Вот ты и заврался, Джейк, ненадолго же тебя хватило, — торжествуя, молвила Аманда Линн. — Когда ты предал меня, Тезиас был уже мёртв. Я прикончила его, разве не помнишь? А ты, ублюдок, присвоил себе мою победу!

— Нет, Эми, всё было не так! Ты ошибаешься! — воскликнул Джейк. — Чары карлика не сразу спали с меня. Ещё прошло несколько часов, прежде чем...

— Какой же дурой я была, что спала с таким ублюдком, — выразительно покачала головой Аманда.

После этих слов Джейк наконец понял, что она ему не верит. И больше не поверит никогда. Он также понял, что драгоценный Светоч Истины, который должен был спасти его от Тхутмертари, Аманда ему не отдаст. А всё вместе это означало, что план провален, и он проиграл. Поэтому теперь предстояло обсудить условия капитуляции.

— Что тебе нужно, Эми? — просто справился он.

— Мне нужна правда, — ответила та. — Вся и для всех! Я хочу, чтобы парни узнали её. Даю тебе сутки на сборы, а потом ты и остальные наши, кто остался в живых, должны вернуться сюда, в Зачарованный Город. Я расскажу, как всё было, и пусть парни сами решают, кто из нас прав. Видишь, Джейк, я даже даю тебе фору!

— Какую ещё фору?

— Ты можешь заранее подготовить ребят к встрече со мной. Наплети им что-нибудь про чары карлика и всё такое, ты умеешь мозги пудрить.

— Ах, ты, сука! А потом твой амулет их просветит?

— Ты имеешь что-то против? — она торжествующе ухмыльнулась.

— Я никуда не полечу, — ответил Джейк. — И никто к тебе не полетит, пока я здесь капитан и королю. Можешь сидеть на своем зачарованной помойке, сколько захочешь. И пускай ублюдки Рэнквист, Зинг и Рассел тоже там сидят. А надоест сидеть или захочется чего пожрать — прошу ко мне в Тарантию, я буду ждать вас. Здесь для каждого – и каждой! – найдётся отдельная плаха.

Ну, вот и всё, думал между тем Роберт Рэнквист. Эми не справилась с чувствами и погубила дело. Узурпатор будет сидеть в Тарантии, а мы — здесь. А как только мы к нему прилетим, он нас и зацапает. Или собьет ракетами на подлёте. В общем, придумает что-нибудь, чтобы парни не узнали правды. Эх, Эми, Эми... Неужели так трудно было хотя бы день погодить со своей местью? Месть нужно подавать холодной.

К его удивлению, в ответ на слова Джейка Аманда только расхохоталась.

— Должна огорчить тебя, Джейк. Ты у нас на крючке.

— Что ты несёшь?

— Помнишь Стержень, Джейк? Такая толстая палка в двадцать пять миль высотой.

— Ну?

— Он до сих пор стоит тут, посреди города. А ведь может и не стоять!

— К чему ты клонишь, сука? — вопросил он, хотя по характерно вытянувшемуся лицу Аманде стало ясно, что он уже понял, куда она клонит. Осталось разъяснить это словами.

— Для нас не составит проблемы разрушить Стержень, — с улыбкой молвила Аманда. — Док знает, как. Ему только рабочих рук не хватало. Но, к счастью, ты прислал нам подкрепление. Спасибо тебе, Джейк, — она насмешливо кивнула. — Благодаря тебе у нас теперь пять пар рабочих рук. Так что свалить Стержень — дело двух-трёх часов. И знаешь, что тогда случится? — ехидно вопросила она и, не дождавшись ответа, сама пояснила: — А тогда ни один твой «Чёрный коршун» не взлетит в воздух! И мало того! Все твои бластеры, ракеты, автоматы и прочее превратятся в ничто! В полное и абсолютное ничто! Как ты думаешь, что станется с тобой, когда аборигены увидят вместо могучих пришельцев обычных людей? И когда могучие пришельцы, в один миг превратившиеся в обычных людей, предъявят тебе счет? Так что готовь плаху для Джейка Митчелла, пока ты ещё там король!

— Блефуешь, сука, — прохрипел Джейк. — Невозможно разрушить Стержень!

Аманда подмигнула Фонтанелли.

— Скажи, док, этому ублюдку, как оно на самом деле.

Профессор принял видеофон из рук Линн и обратился к Митчеллу.

— Она не блефует, Джейк. Мне удалось найти решение и изготовить прототип взрывного устройства. Если в основание фундамента Стержня на глубину в десять метров заложить тротиловый эквивалент мощностью около тонны, — а он у меня имеется, — то через несколько секунд...

— Заткнись, ты, жмурик, старый псих! — заорал Джейк. — Мне нужно было давно прикончить тебя, как только ты тут появился, в этом сраном Прошлом!

— И тем не менее мы живы, а ты у нас на крючке, — победительно объявила Аманда, возвращая себе видеофон. — Тебе всё ясно, Джейк? Это ультиматум. Собирай вещи и прощайся с королевством. Жду тебя к вечеру. Не явишься — ровно в полночь подорвём Стержень. Вот фейерверк-то будет!

Не дожидаясь ответа из Тарантии, она оборвала связь и выключила видеофон.

— Это было что-то! — восхищенно покачал головой Рассел. — Ну, ты даешь, мэм! Целый спектакль ему устроила. Жаль, камеры нет. Записать бы и потом крутить для смеху.

— А мне нисколько не смешно, — хмуро молвил Рэнквист. — По-моему, ты перестаралась. А если Джейк нанесёт упреждающий удар? Поднимет парней в воздух, они явятся сюда и разбомбят нас в пух и прах. Их семь десятков, а нас только пятеро!

— Тогда мы подорвём Стержень, как сказал док, — пожал плечами Зинг.

Фонтанелли положил руку ему на плечо.

— Тебе нужно кое-что знать, Фред. Мы блефовали. У меня нет тонны тротила. А даже если б была, мы не смогли бы взорвать Стержень. Я уже не раз пытался и пришел к выводу, что он неуязвим.

— Не вешайте носы, парни, — засмеялась Аманда. — Я знала, что делала. Главное, чтобы Джейк поверил. А он поверил! И, если я хотя б на чуть знаю Джейка Митчелла, — она многозначительно подмигнула Рэнквисту, — в ближайшие сутки ни один вертолёт не поднимется в воздух!

— Почему это? — удивленно вопросил Берт.

— А потому, — ответил за Аманду Роберт, — Джейк забоится, как бы мы не взорвали Стержень, когда он и парни будут в воздухе. Бьюсь об заклад, он прямо сейчас представляет себе картину, как вертолёты рассыпаются в воздухе и семь десятков человек сваливаются, точно градины, на землю! Наша Аманда не промах, хотя и играет с огнём!

— Согласен, — кивнул Зинг. — Джейк подумает, что мы хотим выманить его с земли и прикончить в полёте. Да, клянусь Богом, он именно так и решит, или я совсем не знаю кэпа!

— А это значит, он постарается запереть парней в Тарантии и вооружится холодным оружием аборигенов, — продолжила Линн. — То есть, мечами, арбалетами и так далее. У нас будет шанс беспрепятственно пролететь к нашим парням. Каков и был первоначальный план!

— Не беспрепятственно, — негромко возразил Фонтанелли. — Когда он увидит все пять вертолётов, то сразу поймёт, что мы блефовали. Поэтому я остаюсь.

Аманда отшатнулась от дока, так поразили её слова старика.

— Да что с тобой, док?! Мы так хотели вырваться! К дьяволу Стержень и Джейка — летим с нами, на Большую Землю!

Фонтанелли печально покачал головой.

— Я там не нужен. Ты нужна. А я нужен здесь, в Зачарованном Городе. Я давно решил остаться, но тебе не говорил. Пойми, мне непременно нужно разобраться со Стержнем! Если не удастся его разрушить, может быть, получится хотя бы разорвать энергетическую связь с оружием и вертолётами. Прекратить подпитку их Живой Энергией.

— Постой, док, а как же мы все? — недоуменно вопросил Рэнквист. — Как мы без этой связи и подпитки летать будем?

— Никак вы не будете летать, Роберт, — сказал профессор. — В мире, где мы не по своей воле очутились, не должно быть наших военных вертолётов, равно как и прочего оружия, неизвестного протекающей нынче эпохе. Поймите же, это аномалия, возникшая из-за фатальной ошибки и по недоброй воле мистера Тезиаса, а мы теперь обязаны её устранить! Иначе беды, которые принес Джейк Митчелл королевству Аквилонии, покажутся невинной прогулкой. Вот для чего я остаюсь работать здесь.

Пришельцы подавленно молчали.

— Ладно, док, — наконец, проговорила Аманда. — Стержень — это дело десятое. Когда ты ещё до него доберёшься, если доберёшься вообще. А пока нам нужно с Джейком кончать. Это дело срочное. Так пожелай нам удачи, и пока. Полетели, ребята!

Она решительно двинулась к выходу. Рэнквист, Зинг и Рассел, переглянувшись, пошли за ней.

— Постойте! — вдруг воскликнул док. — А что мне делать с гномами? У меня не будет времени заниматься ими.

Аманда остановилась.

— Придется взять рыжих мартышек с собой. Не бросать же их здесь. Пошли, ребята, я покажу, где гномы. Свяжем их и затолкаем в вертолёты.

— Но что нам с ними делать? — возмутился Рэнквист.

— Ничего. Довезём до Тарантии, а там видно будет. Может, в местный цирк сдадим рыжих мартышек, а может, ещё куда.

Рассел хохотнул, представив гнома в цирке. Занятное будет зрелище!

На том и порешили. Через час, когда вокруг Зачарованного Города уже разгорался новый день, четыре чёрные птицы взлетели с аэродромной площадки у шарообразного дворца и взяли курс на аквилонскую столицу. В каждой машине, кроме пилота, размещался также связанный по рукам и ногам рыжий человечек: Салла — у Аманды Линн, Лакери — у Альфреда Зинга, Вузери — у Роберта Рэнквиста и Алли — у Берта Рассела. Дабы острые на язык гномы не отвлекали людей от полёта, каждому пришлось воткнуть кляп. Конечно, гномы возмущались, ругались и божились именем Митры, что «безмозглые дылды» не доживут до полудня, но в конце концов смирились и почти все уснули, убаюканные гулом работающих винтов.

Но это случилось ещё не скоро, а пока четверка «Чёрных коршунов», обгоняя восходящее солнце, уносилась прочь от сияющей громады Стержня. Источаемая Стержнем энергия придавала вертолётам поистине фантастическую скорость четыреста миль в час. И Аманда подумала, что неправ старый док: в хороших руках незримая энергия космических пространств пойдёт лишь на хорошие дела, неважно, в мире Будущего, которое осталось для них Настоящим, или же здесь, в мире Прошлого...

А сам профессор Фонтанелли стоял у входа во дворец Великой Души и провожал прощальным взглядом «Чёрных коршунов», которые (вернее, который – один, самого первого «коршуна») когда-то создал сам, а теперь намеревался уничтожить. Невдалеке стоял вертолёт злополучного Курта Марлоу. Всё, что могло пригодиться в работе, доку ещё предстояло с этого вертолёта снять.

Фонтанелли понимал, что остаётся навсегда. Видеофон, который оставила ему Аманда Линн, не заменит настоящего общения. Однако старый док в нём уже и не нуждался. Он не жаловался на судьбу. Его судьба сложилась удивительно, это была судьба, подобная магии, и разве не таков достойный венец жизни для гениального, но непризнанного в своём сообщества учёного? Когда «Чёрные коршуны» растаяли в небе, Фонтанелли повернулся спиной к свободе и пошёл в свою лабораторию. Работа ждала его.


P.S. Неожиданная встреча с Конаном - в следующей главе.
Brian Tolwell вне форума   Ответить с цитированием
Эти 7 пользователя(ей) поблагодарили Brian Tolwell за это полезное сообщение:
Alexafgan (22.02.2016), lakedra77 (22.02.2016), Marqs (22.02.2016), Teek (27.02.2016), Ильдар (06.03.2016), Олегус (22.02.2016), сибиряк (22.02.2016)
Старый 23.02.2016, 08:45   #19
Писатель
 
Регистрация: 30.03.2008
Сообщения: 390
Поблагодарил(а): 221
Поблагодарили 594 раз(а) в 208 сообщениях
Brian Tolwell стоит на развилке
300 благодарностей: 300 и более благодарностей 5 лет на форуме: 5 и более лет на фоурме. Спасибо что Вы с нами! 
По умолчанию Re: Раб Змеиной Королевы - 3. Освобождение

В третьей главе, помимо уже обещанного, будет продолжение событий 13-й главы пятого романа. Та глава в романе самая маленькая, но и самая напряжённая. В общем, если кому нужно - освежите её в памяти.
Brian Tolwell вне форума   Ответить с цитированием
Этот пользователь поблагодарил Brian Tolwell за это полезное сообщение:
Олегус (23.02.2016)
Старый 23.02.2016, 18:05   #20
Писатель
 
Регистрация: 30.03.2008
Сообщения: 390
Поблагодарил(а): 221
Поблагодарили 594 раз(а) в 208 сообщениях
Brian Tolwell стоит на развилке
300 благодарностей: 300 и более благодарностей 5 лет на форуме: 5 и более лет на фоурме. Спасибо что Вы с нами! 
По умолчанию 3. Опасные встречи

Продолжаем, сегодня большая глава.

Скрытый текст: ТРЕТЬЯ ГЛАВА!
3. Опасные встречи

Первой всадника заметила Аманда Линн, ведущая четвёрки «Чёрных коршунов». Она приказала бортовому компьютеру увеличить изображение. Аманда вскрикнула от изумления и восторга.

— Конан! Парни, это Конан!!

— Мэм, ты чего? — раздался в динамиках встревоженный голос Берта Рассела. — Тот самый Конан? Он давно мертв! Боб пристрелил его.

— Конан жив, — нехотя признался Роберт Рэнквист. — Я отпустил его тогда, в Тарантии.

— Отпустил? — ахнул Альфред Зинг. — Так ведь этот Конан против нас! И ты всё это время нам мозги пудрил?

— Спокойно, парни, — сказала Аманда Линн. — Бобби поступил верно. Конан не против нас, а против Джейка. Конан наш верный союзник и друг. Я снижаюсь к нему.

— Будь осторожна, Эми, — пробормотал Роберт.

Он с изумлением разглядывал киммерийца. Конечно, это был Конан: перепутать Конана можно было только с Джейком, его двойником, но Джейк был в Тарантии. Ни одного из трёх электронных шпионов, приставленных к Конану, при нём не оказалось. Их не было вообще: Рэнквист потерял их ещё вчера, вместе с Конаном. И вот Конан объявился, а «жучки» нет. Нет с киммерийцем и Зенобии, его жены, и Конна, его сына... Что бы это всё могло значить?

Киммериец также заметил «Чёрных коршунов». Очевидно, он по-прежнему не ожидал от летающих машин пришельцев ничего хорошего и теперь соображал, что делать. Вот одна из них снижается к нему...

Конан соскочил с коня и исчез, как будто испарился.

— Я потеряла его, парни, — озадаченно молвила Аманда. — Бобби, ты не знаешь, куда он мог деться?

Роберт знал, но открывать тайну волшебной накидки совсем не хотелось. Вот и ответ на вопрос, как Конан воспользуется второй похищенной у него вещью... Воспользовался умно, ничего не скажешь!

— Понятия не имею, — ответил Роберт. — А может, это и не Конан вовсе был? Кто их знает, какие чары правят тут? Давай, Эми, полетели дальше. Голова Джейка ждёт нас.

— Нет! — твердо заявила Аманда. — Конан где-то здесь, я знаю! Я должна поговорить с ним. Вы держитесь в воздухе, а я сажусь. В случае чего, прикройте.

Невзирая на протесты Рэнквиста и остальных, она посадила свой вертолёт и вышла из него, осмотрелась. На бескрайней солончаковой равнине было пусто; только вороной конь ходил неподалеку. Всадника не было видно.

— Конан! — закричала она. — Я знаю, ты здесь! Ответь мне! Это я, Аманда! Я вернулась! Я должна поговорить с тобой!

Ответа не было. Он не хочет встречаться со мной, с обидой подумала женщина. Но почему? Может быть, он не может простить мне бегство из Тарантии вместе с Джейком, когда я спасла этого грязного ублюдка от его, Конана, карающей руки? Какая дура я была тогда, с горечью подумала Аманда.

— Конан! — взмолилась она. — Где ты? Киммериец! Ответь! Мне нужно поговорить с тобой. Мы летим в Тарантию, чтобы поквитаться с Джейком...

— Эми, сзади!! — закричал в эфире Роберт.

Поздно... Сильные и цепкие пальцы обхватили шею, а другая рука заломила ее руку за спину.

— Тише, женщина, — услышала она. — Шевельнёшься или позовёшь на помощь — отправишься прямиком к Нергалу.

— Я бы предпочла Крома или Митру, — просипела Аманда. — Хорошо же ты меня встречаешь, киммерийский волк!

Конан чуть ослабил хватку. Он узнал эту женщину. Однажды она помогла ему бежать из Зачарованного Города. Позднее выяснилось, что их бегство было подстроено Тезиасом, Великой Душой. И кто знает, по принуждению или добровольно участвовала в том спектакле воительница из Будущего?

— Почему я должен тебе верить? — задал свой вечный вопрос киммериец.

Аманда усмехнулась.

— Да потому, варвар, что у меня есть Светоч Истины! Не забыл его? Сними перстень с моего пальца и сам убедись! Я доверяю его тебе, чтобы ты доверился мне.

Светоч Истины! Вот так зигзаг судьбы! Конан уж почти забыл про амулет Небесного Народа, ради которого совсем недавно готов был отдать жизнь. Проклятый карлик осквернил Светоч Истины, изготовив поддельный амулет, а Конан, точно мальчишка, купился на искусную подделку! С тех пор он старался не вспоминать о коварной жемчужине. И вот амулет Небесного Народа появляется вновь...

Аманда протянула ему руку с чёрным перстнем. Она не делала никаких попыток вырваться из его цепких объятий, и такое поведение показалось ему подозрительным. Он знал, что эта женщина — хороший воин. Он был готов парировать любую подсечку, любой хитрый приём. Он подозревал также, что Аманда нарочно отвлекает его внимание на перстень. И, самое главное, он ни на медяк не верил никому, кто вторгся в его мир из Будущего. Это были совсем другие люди. Кто знает, какую игру они ведут против него, против Хайбории?

— А почему я должен верить этому перстню? — спросил Конан.

Аманда закатила глаза.

— Ну хоть кому-то ты должен верить, а? Хоть чему-то! Если ты даже волшебному амулету Истины не доверяешь, я тогда не знаю, как с тобой разговаривать. Ты отовсюду ждешь подвоха! Но так нельзя вести дела!

— А они отовсюду и валятся на меня, эти подвохи, — хмуро молвил киммериец. — Сама открой свой перстень. И учти: чего пойдет не так — ты тут же познакомишься с Нергалом.

— Сдался тебе этот вонючий Нергал, — криво усмехнулась женщина.

Под присмотром Конана она осторожно нажала на черное веко перстня. Обнажилась ослепительно-белая сияющая жемчужина, и в тот же миг Конан понял, что Аманда говорит чистую правду. Или...

— Кром! — рявкнул он. — В прошлый раз точно такой же амулет оказался подделкой Тезиаса. Почём я знаю, что это теперь не так?

Аманда измерила его столь уничижительным взглядом, что он почувствовал себя неловко. А ведь она права, подумал киммериец. Невозможно жить, никому и ничему не доверяя. Эх, была не была, решил он, поверю! Хуже, чем есть, уже не станет. А обманет — я заставлю её пожалеть об этом.

Он разомкнул хватку. Только он сделал это, женщина бросилась к нему на шею. Она поцеловала его в щёку, в её глазах появились слёзы. Конан снова почувствовал себя неуютно, но теперь совсем по иной причине. Он отстранился.

— Конан... — горячо шептала Аманда. — Я столько думала о тебе там, в Зачарованном Городе. Я знала, что ты жив!

— Откуда ты это знала?

Она пожала плечами.

— Чувствовала. Ты нужен нам, Конан. Мы летим в Тарантию, чтобы поквитаться с Джейком. Хочешь с нами?

Киммериец вздрогнул. Вот она, Судьба! Не о том ли талдычил ему Милиус?

— Нам по пути, подруга. Ты только скажи, этим твоим можно доверять? — он указал на «коршунов», зависших над ними.

— Там мои люди: Рэнквист, Зинг и Рассел. Они делают, что я скажу. Ну, давай, полезли в вертолёт. Помнишь, мы с тобой летели из Зачарованного Города?

Конан многозначительно ухмыльнулся: как такое забудешь.

— Я тебе расскажу, что со мной было, — добавила Аманда. — А ты расскажешь о своих делах. Идёт?

Она протянула ему мозолистую ладонь, и он крепко пожал ей руку. Как видно, он причинил ей боль, но она лишь крепко закусила губу и не издала ни звука. Может быть, только после этого Конан окончательно уяснил для себя, что этой женщине он может доверять вполне. Люди могут лгать, друзья — предавать, амулеты могут оказаться искусными подделками, но рукопожатие настоящего друга не подделаешь никогда.

— Возьми перстень себе, — сказала она. — Он твой по праву, напарник.

Киммериец кивнул и принял амулет. Неплохая коллекция чародейских штучек подбирается, подумалось ему. Накидка-невидимка, бластер, вот Светоч Истины прибавился, а скоро появятся и Книга Судеб, и вторая накидка, которая ту Книгу от лишних глаз укрывает... Пожалуй, этакой коллекции позавидует любой волшебник!

Аманда отворила дверцу вертолёта и, неожиданно рассмеявшись, ударила себя ладонью по лбу.

— Чего не так? — спросил Конан.

— Гномиха. Нужно куда-то деть её.

Киммериец увидел маленькую рыжеволосую женщину, связанную по рукам и ногам, с алым платочком... во рту! Зелёные глазки гномихи затравленно поблескивали. Она промычала что-то, но что, Конан не смог разобрать.

— Фредди, — сказала Аманда, — спускайся, забери Саллу.

— Почему всегда я крайний? — пробурчал Зинг. — У меня что, пассажирский вертолёт для гномов?

— Потому что Салла и Лакери дружат меж собой. Давай живо, спускайся. Ты меня задерживаешь.

— Да хоть бы они трахались меж собой, мне-то что... — парировал немец, но приказ капитанши оспаривать не стал.

Вертолёт Зинга приземлился рядом. Альфред вышел из машины и подошел к Аманде и Конану.

— Ты Конан? — спросил Зинг.

— А ты Фредди? — кивнув, молвил киммериец.

— Будем друзьями, Конан? — немец протянул ему руку для пожатия.

Лицо Фредди понравилось киммерийцу. В нем не было той настораживающей хитринки, которая отталкивала его от Роберта, и того выражения подловатой жестокости, которое с первой же встречи сделала его врагом Джейка. Конан крепко пожал протянутую руку:

— Будем друзьями, Фредди.

— Твою мать! — скривившись, вскрикнул Зинг. — Да у тебя хватка крепче, чем у кэпа!

— Ещё бы, — ухмыльнулась Аманда, — Конан, как-никак, герой, а не ублюдочное что, как наш сраный Джейк.

К этим словам она присовокупила еще парочку цветистых оборотов по адресу недавнего любовника и кратко, но красочно описала, что станется с Джейком, когда за дело вместе с нею примется сам Конан-варвар. Киммериец ошеломлённо помотал головой. Он ещё не слышал, чтобы женщина так выражалась. Тем более, в компании мужчин.

— Не удивляйся, — сказал Альфред, — Джейк нас всех достал, что уж говорить про Аманду. Этот негодяй приписал себе её победу над Тезиасом, а Аманду оставил умирать в Зачарованном Городе.

«Тезиас жив, порабощён и служит Тхутмертари!», — чуть не воскликнул Конан, но вовремя прикусил язык. Незачем открывать козырные карты при первом знакомстве. И вообще — незачем: это его козырные карты, а не их.

— Я сама, Фредди. Сама расскажу. Ты не базарь, а бери Саллу и давай её к Лакери. Живо, парни наверху заждались.

Конан запустил руку в вертолёт и вытащил брыкающуюся гномиху. Это было до того комичное зрелище, что хохотнул даже флегматичный немец.

— Куда вы их везёте? — спросил киммериец, передавая Саллу Альфреду.

— В твою столицу и везём, в Тарантию, — ответила Аманда. — Надеюсь, король Аквилонии не против того, чтобы в цирках выступали настоящие гномы?

Конан широко ухмыльнулся.

— Не против, клянусь Кромом! Больше народа привлекут — больше налогов получу в казну. Только пускай держатся подальше от моего дворца. Это скверное племя даже королю способно жизнь испортить!

Когда Зинг запихнул гномиху в чрево своего «Черного коршуна», Аманда отдала приказ на взлет. Она и Конан кое-как втиснулись в тесную кабину вертолёта. Там, где хватило бы места для пяти гномов, огромному киммерийцу пришлось ужаться в позе зародыша. «Ты не смотри, что я такой большой. Когда нужно, я могу быть очень маленьким», — сказал он как-то Аманде. Сказал – сделал.

— Ну, погнали, — проговорила Аманда и дала старт.

Вертолёт не шелохнулся. Она нахмурилась и повторила попытку. Когда и третья попытка поднять машину в воздух оказалась неудачной, Конан уяснил себе причину. Он затворил веко черного перстня и сказал:

— Попробуй теперь, девочка.

«Чёрный коршун» взлетел.

— Что ты сделал, киммериец?

— Всё то же самое, — усмехнулся Конан. — Попросил амулет Небесного Народа чуток погодить со своей магией. Как-то он уже спасал нам жизнь, заткнувшись.

Аманда понимающе кивнула: воздушную схватку с Безымянной Тварью она не забудет до конца дней своих. Женщина невольно поёжилась. Слава Богу, подумала воительница из Будущего, то кошмарное создание из Чужой Вселенной навеки сгинуло в чёрных морских водах...



***

А между тем, не к ночи помянутое Амандой кошмарное создание находилось от неё гораздо ближе, чем она могла представить.

К счастью ли, к несчастью для Аманды, но Существо интересовалось не ею, а её нынешним спутником, которого считала своей первой жертвой. Миллионы разноцветных и разновеликих глаз Существа внимательно наблюдали встречу первой жертвы с такими же, как и она, туземными разумами, которые повелевали быстрыми летающими тварями. Существо в очередной раз подивилось хитрости и изобретательности первой жертвы. Та неплохо соображала, раз решилась обменять бегающую четвероногую тварь на летающую безногую. Существо тоже не отказалось бы от быстрой твари, чтобы скорее догнать и умертвить свою первую жертву.

Встреча первой жертвы с подобными ей туземными разумами продолжалась недолго. Тем временем другие летающие твари, обитатели здешних гор, проявляли повышенный интерес к останкам прежнего носителя, расплющенным образцом местной горной породы.

И в тот самый момент, когда Аманда Линн передавала Конану чёрный перстень с амулетом, гриф-вожак, первым укусивший останки расплющенного волка, взлетел над горами и, неистово размахивая крыльями, помчался на закат. Некоторое время сородичи недоумённо глядели ему вслед, а затем разом набросились на добычу.

Существо было довольно ресурсом новой летающей твари.



***

Роберт Рэнквист тщетно взывал к своему рассудку. Информации к размышлению было предостаточно. Конан рассказывал Аманде много-много интересного, вследствие чего Роберт получил возможность составить некоторое представление о загадочном маге Милиусе и о свидании варвара с ним. Однако любопытный англичанин в душе Роберта неумолимо отступал перед натиском англичанина влюбленного. Рэнквист никак не мог заставить себя вдумываться в смысл сказанного Конаном или Амандой. Он не мог думать о том, что они говорят — у него скрежетали зубы от того, как они говорят!

Когда же они успели стать такими закадычными друзьями? — досадовал Роберт. Этот проклятый варвар появился так невовремя! То вдруг пропадает невесть в какую преисподнюю, то вдруг возникает, когда в нем меньше всего нужды. И вот он сидит в вертолёте Аманды, рядом с нею, может быть, обнимает её, а может, даже... О, это непереносимо! И Эми хороша: как будто не он, преданный ей Бобби, а эта груда мышц спасла её от верной смерти в Зачарованном Городе!

Рэнквист попытался отвлечься. Он бросил взгляд на экран бортового компьютера. Его вертолёт был замыкающим. До Тарантии оставалось не больше трёх часов полета. А там дело за малым...

Неожиданно Роберт признался себе в том, что не знает вовсе, как будут развиваться события дальше. Решение спасти Аманду из Зачарованного Города пришло к нему спонтанно, но теперь, когда Эми спасена и летит рядом с ним, Роберт должен был придумать новый план действий. Или хотя бы выбрать своё место в плане Аманды. Как это обычно случается с Амандой, никакого плана, собственно говоря, у нее и не было, и быть не могло. Явиться к парням и рассказать всем, какой подонок Джейк, — ну, разве это план? А что потом? Когда они узнают правду? С Джейком-то ясно: можно хоть теперь заказывать ему ящик. А после Джейка? Кто будет править Аквилонией? Понятно кто, досадливо поморщился Рэнквист. Подобрали короля на свою голову!

А им-то, так называемым пришельцам, что делать? Навряд ли этот варвар захочет терпеть в своем королевство отряд головорезов из Будущего с их чудо-оружием впридачу. И куда податься в этом случае?..

Рэнквист помотал головой. Какие, к черту, планы, когда прямо сейчас этот киммериец, должно быть, лапает его Аманду?! Нет, утвердился в своей решимости Роберт, как только прилетим в Тарантию и разберёмся с Джейком, сразу с ней и поговорю. Пусть все узнают о наших отношениях — и варвар пусть узнает первым. У него есть Зенобия, по крайней мере, только что была, – ну, и пускай не лезет, куда ему не следует, в чужие отношения.

От этой мысли Роберту стало чуть спокойнее, и он наконец смог обратить должное внимание на птицу, которая около получаса летела за его «Чёрным коршуном». Движимый скорее профессиональным любопытством, чем необходимостью, Роберт приказал бортовому компьютеру сфокусироваться на птице и показать её увеличенное изображение.

Он рассмотрел птицу, и приоритет его мыслей тотчас претерпел решительные изменения. Такой странной птицы ему видеть до сих пор не доводилось. За вертолётом летел здоровенный гриф. Летел с закрытыми глазами и со скоростью не меньше пятисот миль в час. Рэнквист подумал, что это совершенно невозможно. Потом он понял, что смеяться нечему, поскольку расстояние между диковинным грифом и его вертолётом сокращается с каждой минутой...

— Парни, поглядите, кто летит за мной, — сказал он в эфир.

Через полминуты откликнулся Рассел:

— Чтоб мне сдохнуть, Боб! Ты видишь то же, что и я?

— И даже прежде тебя, Берт.

— Я вижу его, — проговорил Зинг. — Он преследует тебя?

— Как ты полагаешь, какого дьявола ему от меня надо?

— Может, этот гриф намерен доказать, что он тут главный?

— Грифы не летают со скоростью пятьсот миль в час, — серьёзно заметил Роберт. — Через пять минут эта тварь будет у меня на хвосте.

— О чём базар, парни? — вмешалась Аманда Линн. — Какая там у вас тварь?

— У Бобом на хвосте гриф, летит со скоростью штурмового истребителя, — доложил Берт. — Погляди сама, мэм.

Соответствующие тяжести случая ругательства прозвучали в радиоэфире, и все поняли, что капитанша тоже увидела странную птицу.

— Ты полагаешь, она может быть опасной? — с сомнением вопросила она.

— Как и всякая другая, которая сидит у тебя на хвосте, а сидеть не должна, — ответил Рэнквист.

— Ну так пришей её, — велела Аманда.

— Есть, мэм.

Заработали пулеметы.

— Мать вашу! — вскрикнул Рассел. — Она увертывается от пуль, чтоб мне сдохнуть! Ну, и тварь!

— Так угости её чем-нибудь посерьезнее, Бобби, — сказала Аманда.

— Для этого мне придётся разворачиваться, — хмуро произнёс Рэнквист.

— Давай, развернись и прикончи эту тварь, что-то она мне не нравится, — в голосе капитанши теперь звучала тревога.

Роберт сделал петлю и дал очередь из гранатомёта. К изумлению его и остальных пилотов, гриф каким-то образом увернулся и от этой атаки. Теперь он летел совсем близко.

— Проклятье, — услышал Роберт голос Аманды, — долбани её из огнемёта, Рэнквист.

— Нет!! Только не огнём! — вдруг возник чужой голос, и англичанин сразу понял, что это вмешался Конан.

Роберт недобро ухмыльнулся. Он не позволит варвару командовать собой. Особенно там, где сын киммерийских гор ничего не смыслит, так сказать, по определению. Огненный вихрь вырвался из клюва «Черного коршуна», метнулся к грифу и сожрал его.

В радиоэфире раздались вздохи облегчения.

— Крепко ты его, Боб, — заметил Альфред.

— Огонь для всякой твари кранты, — сказал Берт, а Аманда добавила:

— Молодец, Бобби. Чисто сработано.

— Спасибо, мэм.

Вот и надрал задницу киммерийцу, с удовлетворением подумал Рэнквист. А заодно все увидели, какой он мудак. Влез в дело, в котором не соображает, и сразу же обделался.

И Эми, очевидно, тоже поняла, какой Конан мудак, с удовольствием подумал Рэнквист.



***

Энергия!! Существо давно не получало столько живительной энергии за раз. И хотя энергетический душ продолжался безмерно краткий миг, Существо чувствовало себя превосходно. Энергия огня прекратила ресурс крылатого носителя, но Существо о том не печалилось. Получив нежданную энергетическую подпитку, Существо собственной силой перепрыгнуло на тело ближайшей чёрной твари. И хотя в чреве этой твари не было первой жертвы — она пряталась в чреве соседней — Существо было довольно. Оно давно стремилось заполучить такую тварь, ловкую и быструю, с неограниченным ресурсом. И, наконец, оно такую тварь заполучило.



***

— Объясни же мне, Конан, почему ты не хотел, чтобы этого грифа сожгли?

Киммериец молчал. Он и сам не знал точно, почему. И в то же время чувствовал, что разгадка близка... Аманда повторила свой вопрос.

— Тварь, с которой мы сражались над морем Вилайет, погубила вода, — взвешивая каждое слово, ответил Конан. — А из огня она вышла невредимой.

— Ну, так что? Этот-то гриф на неё непохож! Обычная птица. Огонь её уничтожил!

Конан задумчиво кивнул, как будто соглашаясь с ней. Но интуиция и опыт подсказывали ему, что птицу, которая ни с того, ни с сего преследует машины Будущего, да еще со скоростью, превышающей их собственную скорость, даже чародейским пламенем так просто не сожжёшь. Странная птица — такая же странная, как тот волк в горах. И тот был с закрытыми глазами. Конан подумал, что сказали бы на сей счет придворные болтуны-философы: все странности в мире свершаются с закрытыми глазами.



***

Существо снова чувствовало себя одураченным. Все попытки установить контроль над этой летающей тварью закончились безрезультатно. Не сразу Существо осознало, что быстрая летающая тварь не имеет своего собственного сознания. Поразительно диковинный и глубоко несчастный мир, в очередной раз подивилось Существо.

В чреве этой бессознательной твари прятались два туземных разума, один совсем мелкий, другой побольше. По-видимому, один из них и управляет тварью. Следовательно, заключило Существо, чтобы установить контроль над быстрой тварью, сперва необходимо подчинить себе кого-нибудь из них. Или, если будет нужно, то обоих — сначала одного, затем другого.

Существо прожгло крохотную дырку в броне вертолёта, и маленький чёрный червячок уверенно вполз внутрь.

Все обострившиеся до предела провидческие чувства Существа подсказывали ему, что ещё до захода местного светила первая жертва умрёт. Она тем временем летела рядом и ничего не подозревала о своей несчастной участи, скорой и неизбежной. На этот раз не убежишь, не спрячешься и не обманешь, хитроумная первая жертва. Сегодня, когда ты умрёшь, первая часть моей священной клятвы будет исполнена, и я займусь второй и третьей жертвой, женщиной и карликом, подумало Существо. А когда разделаюсь и с ними, я вернусь домой из вашего нелепого и проклятого мира.
Brian Tolwell вне форума   Ответить с цитированием
Эти 7 пользователя(ей) поблагодарили Brian Tolwell за это полезное сообщение:
Alexafgan (23.02.2016), lakedra77 (24.02.2016), Marqs (27.02.2016), Teek (27.02.2016), Ильдар (06.03.2016), Олегус (24.02.2016), сибиряк (24.02.2016)
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей - 0 , гостей - 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять файлы
Вы не можете редактировать сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +2, время: 00:46.


vBulletin®, Copyright ©2000-2018, Jelsoft Enterprises Ltd.
Русский перевод: zCarot, Vovan & Co
Copyright © Cimmeria.ru