Хайборийский Мир  

Вернуться   Хайборийский Мир > Обо всем > Творчество
Wiki Регистрация Справка Пользователи Календарь Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 28.06.2016, 12:37   #1
Король
 
Аватар для Зогар Саг
 
Регистрация: 12.01.2009
Сообщения: 5,200
Поблагодарил(а): 244
Поблагодарили 369 раз(а) в 219 сообщениях
Зогар Саг стоит на развилке
300 благодарностей: 300 и более благодарностей Банда берсерков: За победу в Конан-конкурсе 2016 Шесть человек на сундук мертвеца: За победу в Хоррор-конкурсе 2015 года 5 лет на форуме: 5 и более лет на фоурме. Спасибо что Вы с нами! Первое место на Конан-конкурсе - лето 2010: За рассказ, занявший первое место на конкурсе фанфиков по мотивам Саги о Конане Третье место на конкурсе «Трибьют Роберту Говарду»: За рассказ, занявший третье место на конкурсе рассказов по мотивам творчества Роберт Говарда. Заглянувший в сумрак: За третье место на конкурсе хоррор-рассказов в 2012 году. Безусловный победитель осеннего конкурса 2011: За первое и второе место на осеннем конкурсе рассказов по мотивам "Саги о Конане". 1000 и более сообщений: За тысячу и более сообщений на форуме. Второе место Зимнего Конкурса 2011: Автор рассказа, занявшего второе место на зимнем конкурсе фанфиков. Фанфикер 
По умолчанию Конан и крестоносцы

Начал на одном из ресурсов эту пробу пера на тему "переносов" и "попаданцев", потом забросил. Решил сюда кинуть, - не пропадать же добру. Время переноса- из событий "Часа Дракона" в 1099 год


Алый диск солнца наполовину закатился за Немедийские горы, озаряя кроваво-красным закатом окрестные земли. Этот вид как нельзя лучше подходил всему тому, что происходило по обе стороны границы, которую и разграничили эти невысокие хребты. Кровь и огонь воцарились нынче на сотни миль воцарились кругом, кровь и огонь, подобные цвету закатного солнца, предваряющего наступление кромешной Тьмы.


Одинокий всадник в потрепанном плаще, скачущий меж скал никогда не задумывался о столь высоких материях. Его желания всегда были просто и примитивны, как и у многих людей его происхождения, решивших жить вне закона. Кражи, грабежи и убийства занимали большую часть жизни человека, в которой лишь однажды случился проблеск чего-то величественного- когда судьба свела простого грабителя с королевским племянником, о котором тогда еще никто не думал, как о будущем короле Тараске. Тогда принц оказал вору благодеяние о котором не забывают - и теперь вор спешил как можно быстрее вернуть нынешнему монарху старые долги.


Под плащом всадник держал некий тяжелый предмет, от которого, даже сквозь плотную ткань исходили отблески кроваво-красного цвета, подобного закатному солнцу.


Вор скакал весь день и теперь искал место для отдыха себе и своему коню. В этой части гор редко встречались деревни, но вор и не искал людского жилья, справедливо опасаясь, что местные жители смогут позариться на королевское золото у него в сумке и пуще того- на то, король поручил ему довезти до ближайшего моря. Даже сейчас, на узкой горной тропинке вор ехал поминутно оглядываясь по сторонам- в эти дни в горах встречалось немало разбойников, дезертиров из разбитой армии, наемников и прочего сомнительного народу, не отказавшегося бы выпотрошить одинокого путника.


Внимание всадника привлекла небольшое ущелье, отходящее в сторону от главной дороги. Несмотря на то, что тут очевидно никто давно не ездил, что-то было в этой расщелине наводящее на мысли о ее не совсем искусственном происхождении: не то слишком ровные, будто полированные стены, не то странные выступы на дне ущелья, напоминавшие давно стершиеся ступеньки, уводящие куда-то вниз.

Повинуясь внезапному наитию, всадник повернул коня.


Чутье его не обмануло- это место некогда посещалось людьми. Через двести футов ущелье кончилось и взоры всадника предстал своеобразный «каменный мешок» со всех сторон укрытый могучими скалами. Чуть выше, на небольшом утесе росло большое дерево, надежно укрывавшее это место сверху. В тени разлапистых ветвей путник не сразу заметил большую плиту из черного камня, возложенную поверх ряда низких, колонн. На этих колоннах было виднелись какие-то полустертые изображения, однако в темноте всаднику нечего было и думать о том, чтобы их опознать. Больше всего это напоминало алтарь какого-то неведомого бога- но разбойник никак не мог взять в толк кому и когда могло понадобиться строить что-то подобное в такой глуши.
Так или иначе, лучшего места для ночлега вор уже не думал найти. Неподалеку журчал родник, из которого он смог напиться сам и дать напиться коню, после чего, расположившись рядом с возвышением, вор принялся раскладывать и нарезать на плите захваченную с собой нехитрую провизию - ковригу хлеба и ломоть вяленого мяса.


-Ах, чтоб тебя! – разбойник досадливо помотал рукой, засовывая в рот окровавленные пальцы. Он опасался разжигать костер и нарезал слишком торопливо- почему и порезался в темноте. Впрочем, порез был совсем пустячным и кровь скоро перестала течь.


Наскоро поужинав, разбойник привязал коня, к свисавшей над ними ветке, после чего прилег рядом с алтарем, накрывшись плащом. Мерцавший алым светом камень он положил в небольшую выемку между колонн под алтарем, присыпав его пылью и каменной крошкой. Он уже знал достаточно о Сердце Аримана, чтобы не рисковать засыпать рядом с этим колдовским камнем. Вор спал крепким, словно смерть сном, в котором ему грезились крылатые черные тени кружащиеся в ночном небе, неведомые люди в богатых нарядах совершавшие странное действо у черного алтаря и встающие на закате пурпурные башни великого, никогда не виданного на его земле города, над которым, словно лик некоего недоброго бога, склонялось бледное лицо с величавой черной бородой. Вор спал так крепко, что не проснулся даже когда среди ночи камень засиял так сильно, что его цвет на мгновение вырвался из под алтаря озарив окрестные скалы.


Под утро землю тряхнуло - да так, что вор, спавший возле алтаря подскочил, как подброшенный. Да собственно так оно и было- земля под ним содрогнулась, послышался раскат грома, скалы над ним заходили будто ходуном…и все стихло. Напуганный вор, спешно выхватил из-под алтаря колдовской камень, завернув его в тряпицу и, запрыгнув на испуганного, «в мыле» коня, устремился к выходу из ущелья.


Горы вокруг него изменились- они словно стали выше и круче, с возносящимся чуть ли не до небес вершинами и бездонными пропастями. Вор никогда не бывал в этой части страны, но и он заподозрил неладное. Он скакал по горам, когда солнце уже стояло в зените- по его расчётам, он давно уже должен был выехать на равнину. Меж тем горы вокруг становились все выше и круче.


На одном из поворотов горной дороги, перед ним внезапно возникло двое всадников, в непонятных, никогда ранее не виданных вором доспехах- впрочем, он не так уж много их видел за свою жизнь. Куда более серьезным было то, что оба были вооружены арбалетами, направленными прямо на вора. Один из всадников окликнул его на совершенно незнакомом немедийцу языке- он даже не мог себе представить, кто к нему обращается. Зато он очень хорошо мог представить себе, что с ним произойдет, если эти двое попытаются заглянуть к нему в сумку. Пригнувшись вор, развернул лошадь и попытался исчезнуть за поворотом. Ему почти удалось это- но тут арбалетный болт ударил его в спину. Вор всплеснул руками и тяжело вывалился из седла.


-Странный тип,- один из всадников, спрыгнул с коня и склонился над телом убитого,- одет не-по-нашему и на шее не крест, а что-то непонятное…,- он сорвал с шеи амулет в виде бородатого лика, окруженного солнечными лучами.


-Язычник?- с интересом спросил оставшийся на коне,- похоже ты поторопился Руди, надо бы ранить его, а не убивать. Герцогу наверняка было бы любопытно взглянуть на такую диковину.


-Ты же знаешь, Людвиг,- усмехнулся худощавый рыжеволосый Руди, подходя к трупу,- я привык стрелять насмерть, когда кто-то показывает мне спину. Так что там у него? - Рудольф наклонился и перевернул тело. Из сомкнутых пальцев выпал, сияя алым светом камень- огромный кристалл, в котором, казалось, пульсировал живой огонь.


-Матерь Божья,- вполголоса произнес Людвиг,- представляю, что скажет герцог Бертольд.


-Не скажет,- усмехнулся Рудольф, вскидывая арбалет, который он успел зарядить на ходу. Через мгновение Людвиг уже валился из седла, с изумлением разглядывая выросший у него из груди болт. Он посмотрел на Рудольфа, пытался что-то сказать, но из его рта вырвался поток крови.


Через мгновение вниз по горной дороге мчался одинокий всадник. К груди он бережно прижимал сумку где, среди множества золотых монет с неизвестными символами, пульсировало, словно бурля огненной кровью, Сердце Аримана.

Добавлено через 1 минуту
-Пятьдесят деревень,- владыка Пуантена залпом осушил чашу с вином и грохнул ее о стол,- плодороднейшие земли, сады, пастбища… и замки самых верных моих вассалов. Все это теперь под водой!

Кроме него в тайной комнате находилось еще двое. Первый - черноволосый синеглазый гигант задумчиво смотревший на графа, меряющего шагами зал. Простая одежда не могла скрыть царственной осанки великана, выглядевшего сейчас даже более благородно нежели урожденный дворянин, наследник множества поколений владык Пуантена. Вторым был неприметный человек среднего роста, облаченный в черный балахон с капюшоном.

-Хватит, Троцеро,- произнес черноволосый, видя, что граф потянулся вновь к кувшину с вином,- не время напиваться. Так говоришь, к югу от Пуантена теперь море?

-Уже не только к югу, но и сам Пуантен, - покачал головой граф,- весь юго-восток Пуантена, там где раньше была граница с Аргосом- все залито водой.

-А что на границе с Зингарой? - произнес черноволосый.

-Там получше,- буркнул Троцеро,- хотя их тоже потрясло и много домов разрушено и Алимана выходила из берегов. И главное- мои вассалы говорят, что за Алиманой нынче нет Зингары.

-Как это нет?- опешил гигант,- а что тогда есть?

-Не знаю, Конан,- Троцеро повысил голос,- мои люди клянутся, что там какая-то иная земля! Местные люди немного похожи на зингарцев внешне, но одеваются по другому, говорят на непонятном языке, да и местность в тех краях стала совсем иной: горы возникли там где были равнины, реки появились там где их никогда не было, деревья и травы совсем иные, нежели в то время года в Зингаре.

-Чертовщина какая-то,- проворчал Конан, поворачиваясь к человеку в балахоне,- что скажешь Хадрат? Неужели Ксальтотун столь могуч, что может сносить с лица земли целые страны и создавать на их месте новые?

-Не знаю, Ваше Величество,- с поклоном произнес жрец Асуры,- происшедшее пока вне моего понимания. Моих знаний пока хватило лишь на то, чтобы уразуметь, что тут не обошлось без Сердца Аримана, но Ксальтотун тут не причем. Возможно, он и сам пребывает в растерянности.

-Возможно,- хмыкнул Конан,- зыбкое слово. Будем надеяться, что это так, жрец. Значит, ты считаешь, в этом замешано Сердце?

-Скорей всего, ваше Величество.

-Что же, тогда тем больше поводов его отыскать,- произнес Конан,- тогда возможно с его помощью удастся вернуть все назад.

-Может оно и так, Конан,- вмешался в разговор Троцеро, - но передо мной сейчас стоят куда более срочные дела. Твой бог может рассказать мне- что сейчас находится к югу от Аквилонии?

-Если вас хоть немного успокоит это, то не только к югу, граф.



Племя Черной Совы пробиралось сквозь боссонские топи, то ныряя, то вновь исчезая в тумане ползущим над чахлыми кустарниками и темными водами. Низкорослые смуглые воины, с причудливой раскраской на теле, скользили словно тени, ощупывая местность маленькими черными глазами. Медные обручи перехватывали черные, взлохмаченные волосы, сильные руки сжимали мечи и топоры. В набедренных повязках и ожерельях из человечьих зубов они казались скорей призраками, тенями давно забытого прошлого, нежели живыми людьми.

Впереди шел Зораг- мускулистый, довольно высокий для пикта, хмурый мужчина. В черных волосах торчали черные же перья птицы, ставшей тотемом племени, набедренную повязку перехватывал боссонский пояс, с которого свисал короткий меч- трофей, снятый им с одного из аквилонских солдат еще в битве под Конайохарой. Тогда Зораг был одним из самых удачливых вождей, преисполненный честолюбивых планов- да и ныне он не оставил их. Сейчас, когда даже до пиктских чащоб и болот дошла весть о свержении Конана-киммерийца и что боссонские лучники покинули свои дома, чтобы поддержать тех баронов, что не подчинились королю Валерию, зашевелились и пикты. Зораг решился на безумный план- вторгнуться на обнажившиеся земли Боссонского пограничья и отторгнуть самые западные марки для своего племени. Все оно вышло в набег- рядом с мужчинами-пиктами шли и их жены- жилистые, смуглые, с волчьим блеском в глазах. Дома, в уютных укрытиях остались только самые дряхлые старики, дети до десяти лет и женщины на сносях.

Бок о бок с вождем шел худощавый старик, опиравшийся на длинный посох, украшенный причудливой резьбой. Из одежды на нем также была всего лишь набедренная повязка, обхваченная веревкой. С нее свисал и большой кожаный мешок, покрытый причудливой росписью, на который даже самые опытные воины пиктов смотрели с опаской. Этот мешок старый шаман Горан принес после того как свершил колдовской обряд на болотах, призывая Гулла, Йихиля, Лунную Женщину и самого Джеббал Сага. Десять боссонских пленников легли на алтари темных богов и только им и самому шаману было известно, что ему было дано взамен на кровавую жертву.

Однако с утра и шаман чувствовал некоторое беспокойство- вокруг творилось что-то непонятное. С утра подземные боги трясли землю, что уже много зим не происходило в землях пиктов. Потом мимо них пронесся могучий поток, от которого они все с трудом укрылись на вершине большого холма, а в завершение всего на землю опустился кромешный туман. И даже сейчас, когда все вроде успокоилось шаман все еще тревожился. Похожие чувства обуревали и Зорага- местность вокруг, пусть и болотистая, все же сильно отличалась от тех топей, что он видел раньше. Он видел впереди маячившие где-то холмы и горы- верный признак близости земель киммерийцев, давних врагов пиктов. Не случилось ли так, что они сбились в тумане, забредя в Киммерию?

-Впереди деревня, вождь,- из тумана вынырнул один из разведчиков Зорага,- какая-то странная.

-Боссонцы? - коротко бросил вождь, стараясь не выдавать своего недоумения,- так быстро он не ждал никаких поселений.

-Непохоже,- покачал головой пикт,- по говору больше похоже на собак-кимри, хотя и выглядят немного иначе. Но я слышал, что кто-то называл другого так.

-Они все враги,- пожал плечами пикт,- показывай. Побереги чары, мудрый Горан,- произнес он, увидев, как старик потянулся к завязкам своего мешка, -чтобы расправиться с киммерийской деревней, Зорагу, сыну Брона не нужно колдовство.

Шаман пожал плечами и пикты, все также бесшумно заскользили в тумане.

Небольшая гвинедская деревня оказалась застигнута врасплох нападением на заре. Взявшиеся неоткуда дикари обрушились на нее словно стая голодных волков, не щадя ни стариков, ни женщин с грудными детьми. Лишь немногие валлийцы успели схватиться за оружие и дать отпор врагам, что вызывало еще их большее ожесточение. Через некоторое время все было кончено- полыхали дома, меж которых вповалку лежали окровавленные тела убитых и смертельно раненных, прижимавших к распоротым животам вываливающиеся внутренности. Те немногие, кому посчастливилось выжить, еще не знали, что скоро будут завидовать им.

Горан прошелся мимо разрушенных домов к стоявшей в центре селения небольшой церкви. На пороге ее еще корчился священник- на губах его пузырилась кровавая пена, но он все еще пытался заслоняться от шамана сорванным с груди крестом. Горан внимательно посмотрел на него, потом на церковь и мрачная тень легла на его лицо.

-Зораг,- крикнул он вождю, с грубым смехом сдиравшему одежду с молоденькой девушки на пылающем пороге ее собственного дома,- это не Киммерия. И не Боссон.



-Беда государь,- запыхавшийся боярин в окровавленной, запыленной одежде ворвался в княжескую горницу,- Перемышль в осаде!

-Кто посмел?!- князь Володарь порывисто вскочил на ноги,- ляхи мир нарушили! Или с Киева, Святополк опять повадился?…

-Не те и не другие,- покачал головой боярин,- а вот кто неведомо! Ездят в железе, говорят не по нашему, и не по ляшски и не по угорски. И похоже креста на них нет. Да вот сам посмотри!

Князь выглянул из окна- как раз для того, чтобы увидеть, как над городскими воротами встал столп огня, после чего объятые пламенем ворота рухнули. Когда пламя слегка угасло в полыхающий проем устремилась тяжелая кавалерия. Над колыхавшемся над ней черном знамени скалился алый дракон Немедии.

Добавлено через 2 минуты
Ото всех краев Немедии и Аквилонии приходили тревожные и пугающие вести. Серия подземных толчков, прокатившихся по обоим королевствам и разрушивших множество пограничных селений, оказались лишь первой ласточкой. В Боссоне и Пуантене, Гандерланде и северной Немедии, местные жители, порой никогда не видевшие моря, проснулись когда шумящие волны заливали поля и пастбища, врываясь на улицы городов, смывая с лица земли целые деревни. Там же где оставалась суша, разобравшись и устроившись после недавних толчков, местные жители узнавали, что по ту сторону границы вместо знакомых государств и народов, появлялись новые, никому доселе неизвестные страны, с чудными, говорящими на непонятных языках народами.

В возникшей панике множились пугающие слухи, появлялись безумные пророки и жуткие предсказания. Это было характерно для обоих стран, но в Аквилонии это наслаивалось на чувство национального унижения и горечи от смерти короля. В оккупированной стране, значительная часть которой все еще не подчинялась чужеземному ставленнику, немедийцы и без того чувствовали себя неуютно, ныне же они и вовсе не знали, что и думать. Единственное, что удерживало их власть над страной было то, что многочисленные противники короля Валерия, тайные и явные, пребывали в не меньшей растерянности.

Через несколько дней после этих событий, в королевском дворце в Тарантии собрались Тараск, король Немедии, Валерий, король Аквилонии, барон Амальрик Торский и Ксальтотун из Пифона. Ораст тоже был тут- бывший жрец Митры, а ныне ученик ахеронского колдуна не отходил от него ни на шаг. Однако именно к ему и его учителю был обращен первый вопрос владык Запада.

-Случившееся за рамками моего понимания, также как и вашего,- сходу отмел все невысказанные возражения Ксальтотун,- что бы там не болтали глупцы и невежды о моем участии.

-Тогда что же?- вполголоса произнес Амальрик,- неужто боги карают нас за грехи?

-Нет бога превыше того, которому я служу,- покачал головой Ксальтотун,- и уж Сет бы всяко дал знак, если бы происходящее и впрямь было результатом божественного вмешательства. Нет, тут что-то иное- и как мне кажется, я знаю кого за это надо винить.

Горящие черным огнем глаза уставились в побледневшего Тараска.

-Сердце Аримана пропало!- сказал Ксальтотун,- и я знаю, кто его взял. Когда все это началось, я быстро понял, что тут задействована магия Камня- иное колдовство не могло бы сотворить такого. Я заглянул в тайник, где лежало Сердце - и он был пуст!

Амальрик и Валерий постепенно отодвигались от короля Немедии, словно от прокаженного. Сам Тараск пытался что-то сказать, но вместо этого лишь глотал ртом воздух, не в силах вымолвить ни звука перед обвиняющим взглядом колдуна.

-Я поймал раба, который следил за мной, узнав где спрятано Сердце,- продолжал маг,- и от него я знал, что он этот делал по твоему приказу. И так я узнал, что ты предал меня- меня, кому ты обязан королевским троном!

-Я бы не сделал этого, если бы ты сам вел честную игру!- выкрикнул Тараск,- зачем ты сохранил жизнь королю Аквилонии! Конан сбежал из дворца именно потому, что ты сначала пощадил его, а потом упустил из рук, надышавшись черного лотоса. Я надеялся, что потеря камня сделает тебя осторожней и заставит больше считаться с нами!

-Конан жив?- произнес Амальрик, не веря своим ушам.

-Я не могу больше доверять тому, кто кусает протянутую ему руку,- произнес Ксальтотун,- твое предательство уже сотворило немало вреда- и я не могу чувствовать себя в безопасности теперь. Если Конан доберется до Сердца и найдет мало-мальски знающего чародея- все мои планы пойдут прахом.

-О каких планах можно говорить сейчас, - рассмеялся Валерий, - теперь, когда мы неведомо где?

-Если я верну Сердце, все можно будет исправить,- произнес Ксальтотун, - но сначала,- колдун не закончил фразу, вставая из за стола и подходя к Тараску.

-Не подходи!- король Немедии вскочил из-за стола, выхватывая меч,- ты, отродье Сета!

Он замахнулся, чтобы опустить лезвие меча на голову колдуна, но тот выставил руку, схватившись голой ладонью за клинок. Одновременно он произнес несколько заклятий и Тараск с ужасом увидел, как благородная сталь покрылась бурой ржавчиной, чернеющей на глазах. Клинок в руке Тараска рассыпался пылью, тогда как король с ужасом смотрел на черные пятна ползущие по его ладони. Тараск пытался закричать, но из его горла вырвался лишь сдавленный хрип, глаза вылезли из орбит и налились кровью. Удушающий трупный смрад разнесся по комнате, одежды на теле короля потемнели и рассыпались прахом, обнажая гниющую плоть в которой копошились черви. Тараск издал булькающий хрип и рухнул на пол рассыпавшимся от удара скелетом, обтянутым почерневшей кожей.

-Надеюсь это послужит остальным уроком,- Ксальтотун повернулся к Амальрику,- у него был наследник?

-Аспензия, дочь,- выдавил Амальрик,- скверная девчонка.

-Вот и хорошо,- кивнул Ксальтотун,- объявишь ее наследницей и о своём регентстве. Ты ведь хотел править Немедией- теперь твои мечты сбылись.

-Так Конан и правда жив?- несмотря на свой страх, все же рискнул спросить Альмарик.

-Да,- неожиданно произнес Валерий,- когда я расследовал убийство графа Фееспия в королевской башне, то…

-Это уже неважно,- пожал плечами Ксальтотун,- слуги Сета- коего в здешних краях называют иначе,- уже рассказали куда мы попали. Клянусь Владыкой- если мне удастся первым разыскать Сердце Аримана, остальной мир быстро падет к нашим ногам.

Последний раз редактировалось Зогар Саг, 28.06.2016 в 12:37. Причина: Добавлено сообщение

For when he sings in the dark it is the voice of Death crackling between fleshless jaw-bones. He reveres not, nor fears, nor sinks his crest for any scruple. He strikes, and the strongest man is carrion for flapping things and crawling things. He is a Lord of the Dark Places, and wise are they whose feet disturb not his meditations. (Robert E. Howard "With a Set of Rattlesnake Rattles")
Зогар Саг вне форума   Ответить с цитированием
Этот пользователь поблагодарил Зогар Саг за это полезное сообщение:
Vlad lev (28.06.2016)
Старый 28.06.2016, 17:09   #2
Писатель
 
Регистрация: 30.03.2008
Сообщения: 390
Поблагодарил(а): 221
Поблагодарили 594 раз(а) в 208 сообщениях
Brian Tolwell стоит на развилке
300 благодарностей: 300 и более благодарностей 5 лет на форуме: 5 и более лет на фоурме. Спасибо что Вы с нами! 
По умолчанию Re: Конан и крестоносцы

Цитата:
Автор: Зогар СагПосмотреть сообщение
пробу пера на тему "переносов" и "попаданцев", потом забросил. Решил сюда кинуть, - не пропадать же добру.

Проклятый апокрифист Толуэлл одобряет.

И Тараску поделом! чего-то он зажился у меня...
Brian Tolwell вне форума   Ответить с цитированием
Этот пользователь поблагодарил Brian Tolwell за это полезное сообщение:
Зогар Саг (03.07.2016)
Старый 28.06.2016, 18:02   #3
Король
 
Аватар для Зогар Саг
 
Регистрация: 12.01.2009
Сообщения: 5,200
Поблагодарил(а): 244
Поблагодарили 369 раз(а) в 219 сообщениях
Зогар Саг стоит на развилке
300 благодарностей: 300 и более благодарностей Банда берсерков: За победу в Конан-конкурсе 2016 Шесть человек на сундук мертвеца: За победу в Хоррор-конкурсе 2015 года 5 лет на форуме: 5 и более лет на фоурме. Спасибо что Вы с нами! Первое место на Конан-конкурсе - лето 2010: За рассказ, занявший первое место на конкурсе фанфиков по мотивам Саги о Конане Третье место на конкурсе «Трибьют Роберту Говарду»: За рассказ, занявший третье место на конкурсе рассказов по мотивам творчества Роберт Говарда. Заглянувший в сумрак: За третье место на конкурсе хоррор-рассказов в 2012 году. Безусловный победитель осеннего конкурса 2011: За первое и второе место на осеннем конкурсе рассказов по мотивам "Саги о Конане". 1000 и более сообщений: За тысячу и более сообщений на форуме. Второе место Зимнего Конкурса 2011: Автор рассказа, занявшего второе место на зимнем конкурсе фанфиков. Фанфикер 
По умолчанию Re: Конан и крестоносцы

Цитата:
Автор: Brian TolwellПосмотреть сообщение
Проклятый апокрифист Толуэлл одобряет.



Цитата:
И Тараску поделом! чего-то он зажился у меня...

Я ему, если честно, всегда симпатизировал. Но тут уже без вариантов.

For when he sings in the dark it is the voice of Death crackling between fleshless jaw-bones. He reveres not, nor fears, nor sinks his crest for any scruple. He strikes, and the strongest man is carrion for flapping things and crawling things. He is a Lord of the Dark Places, and wise are they whose feet disturb not his meditations. (Robert E. Howard "With a Set of Rattlesnake Rattles")
Зогар Саг вне форума   Ответить с цитированием
Этот пользователь поблагодарил Зогар Саг за это полезное сообщение:
серг (16.12.2017)
Старый 16.12.2017, 15:33   #4
Гладиатор
 
Регистрация: 04.03.2017
Сообщения: 30
Поблагодарил(а): 13
Поблагодарили 2 раз(а) в 2 сообщениях
серг стоит на развилке
По умолчанию Re: Конан и крестоносцы

Маловато...
серг вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей - 0 , гостей - 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять файлы
Вы не можете редактировать сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +2, время: 16:10.


vBulletin®, Copyright ©2000-2018, Jelsoft Enterprises Ltd.
Русский перевод: zCarot, Vovan & Co
Copyright © Cimmeria.ru