Показать сообщение отдельно
Старый 13.11.2017, 23:14   #43
Король
 
Аватар для Зогар Саг
 
Регистрация: 12.01.2009
Сообщения: 5,615
Поблагодарил(а): 298
Поблагодарили 469 раз(а) в 290 сообщениях
Зогар Саг стоит на развилке
Хоррор-конкурс 2020: За победу на хоррор-конкурсе 2020 Призер конкурса Саги о Конане 2018: За призовое место на конан-конкурсе 2018 года. 300 благодарностей: 300 и более благодарностей Банда берсерков: За победу в Конан-конкурсе 2016 Шесть человек на сундук мертвеца: За победу в Хоррор-конкурсе 2015 года 5 лет на форуме: 5 и более лет на фоурме. Спасибо что Вы с нами! Первое место на Конан-конкурсе - лето 2010: За рассказ, занявший первое место на конкурсе фанфиков по мотивам Саги о Конане Третье место на конкурсе «Трибьют Роберту Говарду»: За рассказ, занявший третье место на конкурсе рассказов по мотивам творчества Роберт Говарда. Заглянувший в сумрак: За третье место на конкурсе хоррор-рассказов в 2012 году. Безусловный победитель осеннего конкурса 2011: За первое и второе место на осеннем конкурсе рассказов по мотивам "Саги о Конане". 1000 и более сообщений: За тысячу и более сообщений на форуме. Второе место Зимнего Конкурса 2011: Автор рассказа, занявшего второе место на зимнем конкурсе фанфиков. Фанфикер 
По умолчанию Re: Игра Дракона

13.Туман и огонь

Густой туман стекал с вершин небольших островков растекаясь по водной глади. Белые клубы и нависшие над морем скалы укрывали большие галеры, затаившиеся в узких проливах словно звери в засаде. Хищников напоминали и стоявшие на палубе одного из судов чернокожие воины: в легких доспехах, вооруженные ассагаями и причудливыми мечами с раздвоенными изогнутыми лезвиями, придавшими оружию вид уродливых насекомых. Обычно шумные и несдержанные на язык, сейчас негры безмолвствовали, выжидающе глядя на своего командира – высокого белого воина стоявшего на носу судна. Сузившиеся голубые глаза всматривались в затягивающееся туманом море.

В десяти футах позади стояли рослая чернокожая амазонка в доспехах из носорожьей кожи и стройная белая девушка с черными волосами.

-Старый Н’кона еще не разучился нагонять туман,- довольно произнесла Йененга,- те, кого мы ждем не увидят нас даже на расстоянии вытянутого весла. Зато мы не пропустим их – как леопард, что смотрит из ночных джунглей на костер пастухов. Скорей бы …

Лисса согласно мотнула головой, фиолетовые глаза возбужденно поблескивали, словно у волчицы почуявшей запах крови. Ей тоже не терпелось скорей схватиться с противником, после того, как до нее донесся слух, что на корабле находится Эллария Сэнд с Песчаными Змейками. Ненавидя единокровных сестер и несостоявшуюся мачеху, она не оставляла надежды убить их своей рукой.

Она перевела взгляд на Конана - капитан по-прежнему сосредоточенно вглядывался в туманные клубы. В двух шагах от него стояла небольшая баллиста, с уже заложенным небольшим шаром, завернутым в промасленную паклю. Рядом стоял высокий худой человек в куртке из вареной кожи, держащий наготове факел и кресало, готовый, в случае чего, зажечь его.

Словно почуствовав взгляд девушки, Конан обернулся и ободряюще подмигнул Лиссе, потом скользнул взглядом по своим воинам. Его черный отряд вырос со времен битвы на Острове Жабы: на взятые с алтаря драгоценности киммериец выкупил у работорговцев Куша всех рабов-островитян, привыкших к морскому разбою. Кроме того, когда флотилия Даррена Пайка двинулась на Запад, по пути им попалось несколько пиратских галеонов, в капитанах которых Конан узнал старых знакомцев по Барахским островам. После недолгого разговора, пираты согласились идти на Запад вместе с Конаном: по их словам близ островов разгорелась крупная свара, которую они бы хотели пересидеть в ином месте. Конан сожалел, что у него не нашлось времени набрать на Барахах действительно большую команду, но и так, вместе с черными, у него собралось свыше семисот человек и пять больших кораблей. Вместе с флотилией Даррена Пайка, это оказалось совсем не лишним дополнением к Железному Флоту.

Над головой послышалось хлопанье огромных крыльев и негры испуганно шарахнулись, когда на скалу, у которой стояла галера, опустилась черная крылатая рептилия. На ее спине, почти сливаясь с темной чешуей, восседал увешанный амулетами старый шаман.

-Те, кого вы ждете совсем близко, Амра,- осклабился колдун,- я видел впереди множество больших лодок идущих с Севера. На их черных парусах те же золотые спруты, такие же что и на парусах вождя тех, кто именует себя Железнорожденными.

-Главное не перепутать их со своими в этой суматохе,- усмехнулся Конан,- они тебя не видели?

-Не так уж легко заметить черного человека на черном драконе в черной ночи,- усмехнулся Н’кона,- вождь Эурон велел передать, чтобы ты не втягивался в схватку, пока они не пройдут мимо тебя хотя бы наполовину.

-Эурон считает меня сухопутной крысой, впервые вышедшей в море?- раздраженно сказал Конан,- я давно не новичок в этом деле.

Лисса про себя усмехнулась: с королем Железных Островов у киммерийца отношения складывались с трудом. Конан сам бывший недавно королем, с неохотой подчинялся Эурону, а тот, острый на язык, не упускал случая показать, кто тут главный, говоря такое, за что иной поплатился бы расколотым черепом. Нехотя Конан подчинялся, понимая, что убийство Эурона ничего ему не даст: Железнорожденные не признают чужака главным, а союз с ними Конану пока нужнее чем им. Оставалось надеяться, что первый бой расставит все на свои места.

-Вот они!- выкрикнула Йененга, указывая в сторону моря.

В туманном мраке замаячили исполинские силуэты, приближавшиеся к пиратской засаде. Один за другим проходили перед ними огромные галеры. Первым шел черный стройный корабль с несколькими черными парусами с золотым кракеном..

-«Черный ветер»,- шепнула Лисса,- Эурон говорил, что это корабль его племянницы. Он сам захочет взять ее. Но там, наверное, и Эллария,- она умоляюще посмотрела на Конана. Тот демонстративно отвернулся: сейчас ему было не до женских ссор и обид.

-Я принесу тебе ее голову, если захочешь,- шепнула черная воительницы и ее острые зубы прикусили мочку уха Лиссы,- а что ты сделаешь для меня?

Девушка вздрогнула, когда сильная рука скользнула ей за пазуху.

-Не сейчас! - прошипела Лисса, пока черные пальцы мяли ее грудь. У черных амазонок подобные отношения считалось в порядке вещей, а Йененга давно дала понять, что положила глаз на белую пиратку. Конана, похоже, это не задевало: то ли он не ревновал к женщинам, то ли помнил, что и сам не являл образец верности в перинных домах Лиса. Не то, чтобы ей было неприятно, но…

- Все же видят,- снова прошипела лиссенийка, извиваясь в сильных руках,- нашла время.

- Предчувствие боя всегда горячит мою кровь,- Йененга запустила руку под пряжку ремня Лиссы, проникая внутрь,- пусть видят!

Ее дальнейшие слова прервал оглушительный грохот и в этот миг парус одного из вражеских кораблей вспыхнул пламенем. Лисса вывернулась из объятий расхохотавшейся амазонки и метнулась к борту, уставившись на расцветавший в ночи огненный цветок.

-Это сигнал!- рыкнул Конан, поворачиваясь к бомбардиру, - огонь!

Смертоносный дождь из огненных снарядов обрушился на палубы вражеских кораблей, а из бухт и заливов Ступеней, словно черные призраки, выныривали боевые галеры ощетинившиеся скорпионами и огнеметными устройствами. Команды судов Железного Флота Яры судорожно тушили огонь, когда борта галер затрещали от ударов таранов.

Яра Грейджой и Эллария Сэнд страстно целовались в каюте «Черного Ветра», когда сокрушительный удар сотряс корабль от верхушек мачт до самого трюма.

-Сиди здесь!- крикнула Яра, стремительно взбегая по лестнице наверх, откуда слышались встревоженные крики и виднелись отблески пламени. Выбежав на палубу, девушка увидела своего брата, вместе с иными членами ее команды, заворожено смотрящего на что-то справа по борту. Яра посмотрела туда же и лицо ее окаменело от ненависти.

Словно черный демон из тумана медленно выплывала узкая галера со стеной щитов вдоль бортов и тараном в виде головы кракена. Черными крыльями трепетали огромные паруса, а с носа на ошеломленных Грейджоев взирала статуя чугунной девы без рта.

-Эурон!- одновременно вскрикнули Яра и Грейджой.

Воздух разорвал жуткий рев и ночной мрак над «Молчаливой» оскалился острыми клыками и когтями. Черный тенекрыл обрушился на ошеломленную команду «Черного ветра», калеча и убивая людей, после чего, не давая никому опомниться, выхватил одного из Железнорожденных и, терзая на лету человеческое тело, растворился в ночном небе. Несколько стрел полетело ему вдогонку, но безуспешно. А с носа галеры на палубу Черного Ветра уже падал абордажный мостик. Послышался дикий смех и первый же воин, оказавшийся на пути неприятеля, пал, разрубленный огромной секирой. Окропленный брызнувшей во всей стороны кровью, на палубу спрыгнул Эурон, безумным взглядом озирая корабль. Почти сразу он заметил обоих племянников и его лицо озарила жуткая улыбка. С обеих сторон раздался воинственный клич и на палубу хлынула толпа пиратов, сцепившихся в жестокой схватке со своими сородичами. Кровавый котел забурлил от борта до борта: Железнорожденные, исстари славившиеся жестоким нравом в отношении чужаков, друг друга резали с не меньшим ожесточением. Тем более, что перед их глазами был пример короля, севшего на трон в результате братоубийства и пытавшегося убить племянников. Он и сейчас упивался кровопролитием, с диким хохотом раскалывал черепа и отрубая конечности своей секирой. Глаза Эурона лихорадочно блестели как у сумасшедшего и даже самые храбрые из бойцов Яры шарахались от хохочущего как безумец берсерка.

Не менее жестокий бой шел сейчас и на других кораблях. Одни из них были уже столь сильно охвачены пламенем, что нападавшие старались не приближаться к ним, а сами моряки прыгали в море, чтобы не сгореть заживо. Но на других судах огонь потушили - чтобы тут же угодить под град отравленных стрел и длинных копий. Тех же, кто успел отбить или уклониться от смертоносного снаряда, сцеплялись в рукопашной с лезущими на абордаж врагами.

Лисса чуть не плакала от досады– корабль с ненавистной Элларией оказался слишком далеко от нее и добраться до горла мачехи не было никакой возможности. Однако разочарование не мешало ей рубиться с бешеным ожесточением. Словно богиня войны, с развевающимися волосами, она мелькала среди черных воинов, стремительная и смертоносная. Никто из Железнорожденных не оказался настолько проворен, чтобы уклониться от острой стали аракаха. Справа от нее, оскалив острые зубы и выпучив глаза, рубилась Йененга вместе со своими амазонками, слева полуголые дарфарцы наседали на противника, дико завывая и скаля подпиленные зубы. Сейчас они больше напоминали стаю гиен, чем человеческие существа: то и дело, кто-то из них, отрубив руку врагу, с торжествующим воем впивался в нее зубами.

И среди них всех, словно лев в стае прочего зверья, возвышался белый гигант в черных доспехах. Рослый и мускулистый, но быстрый и ловкий, словно дикая кошка, он сеял вокруг смерть, а в образовавшиеся в рядах врагов бреши с торжествующим воем врывались вопящие негры и барахтанские пираты. Железнорожденные тоже дорого продавали свою жизнь и немало черных тел усеивало залитую кровью палубу, но все они уступали киммерийцу в силе и быстроте. Каждый удар меча Конана не пропадал втуне, оставляя на палубе мертвое тело с разрубленным до горла черепом, рассеченной грудной клеткой или вовсе без головы.

Паники добавляло и мечущееся над кораблями черное чудовище, оседланное хохочущим колдуном.

-Тебе, Аджуджо! Тебе, Дамбалла!- выкрикивал он, пока одуревший от запаха крови тенекрыл обрушивался на врагов. Надолго он, впрочем, не задерживался: Н’кона берег своего крылатого «скакуна», наводя им панику, но избегая открытой схватки.

Во горячке боя уже мало кто следил за ходом кораблей, увлекаемых течением. Иные из них налетели в тумане на рифы и острые скалы, другие сумели оторваться от преследователей на полном ходу уходя на север. Некоторые галеры сталкивались друг с другом, порой вставая друг к другу почти вплотную. Глаза Лиссы зажглись радостным блеском, когда она увидела, что рядом с ними оказался «Черный ветер» с еще горевшими парусами. Не обращая внимания на предостерегающий оклик Конана, она заскочила на борт и, вложив все силы в один прыжок, опустилась на скользкую от крови палубу.

Почти сразу же она увидела Эурона, бившегося с некрасивой приземистой девицей, вооруженной длинным копьем. Лисса не знала ее в лицо, но сразу поняла, что это Обара Сэнд, ее единокровная сестра. На ее глазах Эурон, перехватив копье, ударом головы оглушил Змейку, вырвал из рук копье и вонзил в живот, приподнимая девушку над собой. Глаза Обары вылезли из орбит, она судорожно ухватилась за древко, изо рта выплеснулась темная кровь.

-АААА!!!- обернувшись, Лисса увидела еще одну девушку, с узкими глазами и высокими скулами, раскручивавшей кольца кнута. Одним броском она набросила кнут на шею Эурона. Лисса, не раздумывая, метнулась вперед, разрубая плеть. Застигнутая врасплох Нимерия не успела уклониться, когда второй взмах аракха снес ей голову. Лисса посмотрела на Эурона и тот, хищно оскалившись в ответ, нырнул в самую гущу схватки. Лисса проследила за ним: король Железных Островов пробивался туда, где крепко сложенная девушка в мужской одежде отбивалась сразу от нескольких воинов. Лисса поняла, что это Яра, племянница Эурона и отвернулась. Семейные свары Грейджоев ее не интересовали – ей и так было с кем свести счеты.

Женский крик из каюты привлек ее внимание и Лисса, сразу поняв, кому он может принадлежать, метнулась к распахнутым дверям. Но тут на ее пути выросло сразу т двое воинов, обрушивших на девушку град ударов. Теперь ей пришлось нелегко – оба Железнорожденных были много сильнее Лиссы и находились слишком близко, сужая ей свободу маневра. Едва успевая отбивать их удары, Лисса пятилась назад, выжидая удобного случая. Но, похоже, удача оставила девушку: ее нога ступила в лужу крови, она оступилась и упала на палубу, в последний момент, успев откатиться от обрушившегося на нее топора. Окровавленное лезвие взметнулось вновь, но тут за спиной Железнорожденного выросла исполинская фигура и широкий меч разрубил воина пополам. Его товарищ, повернувшись к новому врагу, слишком быстро забыл об оставшейся за спиной Лиссе, мигом вскочившей на ноги, полоснув врага по горлу.

-Похоже, я опять вовремя,- усмехнулся Конан.

Еще не рассвело, когда все было кончено. Корабли Железного Флота Яры догорали, а Железнорожденные Эурона праздновали победу, нализываясь вином вместе с барахтанцами, с которыми успели побрататься. Чернокожие устроили праздник по своему: на одном из островов Ступеней уже горел костер и ветер разносил запах жаренного мяса. Конан проголодался, но знал, что не сможет даже взглянуть без омерзения на то, что они готовят .

Он уже знал об итогах боя: племянница Эурона, оспаривавшая его право на трон, сейчас сидела связанная под замком, тогда как ее брат трусливо бежал с поля боя. Сейчас подручные Эурона волокли на «Молчаливую» двух пленниц: красивую женщину средних лет с острыми чертами лица и испуганную черноволосую девушку, похожую одновременно и на мать и на Лиссу. Конан хмуро посмотрел на обеих женщин, потом перевел взгляд на свою спутницу.

-Это ведь они, да?- спросил он,- зачем они Эурону?

-В столицу, - ответила Лисса,- на суд королевы.

-Какое дело королеве до них?

-Эллария отравила ее дочь,- печально сказала Лисса,- невинное златовласое дитя, никому не сделавшее зла. И Тиена ей помогла в этом злодеянии. Они чудовища, кровожадные гарпии, упивающиеся смертью, а не женщины.

Лисса надеялась, что ее скорбь звучит не слишком фальшиво, но Конан, похоже, проникся. Во всяком случае, в следующем взгляде, брошенном на женщин, было куда меньше сочувствия.

-Ты говорила о мести от Соториоса до самых Ступеней,- сказал киммериец,- а теперь даже не пытаешься заявить свои права. Почему? Ты ведь спасла ему жизнь?

-Брось,- фыркнула Лисса,- он бы и так справился с Нимерией, не приди я к нему на помощь. Эти женщины - дар, с помощью которого Эурон надеется залезть к королеве в постель. И, кроме того, - Лисса не могла сдержаться от злорадной улыбки,- никто не воздаст этим сукам по заслугам лучше чем Серсея Ланнистер.

Конан внимательно посмотрел на Лиссу и вдруг усмехнулся.

-А знаешь,- сказал он,- мне уже охота взглянуть на эту вашу королеву.

Добавлено через 2 минуты
14. Королевский дар

-Убийцы! Проклятые убийцы!

-Шлюхи! Дорнийские суки!

-Да здравствует королева! Да здравствует Грейджой!

«Вот ведь никчемные твари»- брезгливо поморщилась королева Серсея, восседая на Железном Троне и слушая доносящиеся из раскрытых окон вопли. С холодным яростью она вспоминала другую толпу- ту самую, что улюлюкала, сквернословила и швыряла в нее всякой дрянью, когда голая и опозоренная женщина шла «дорогой искупления» через весь город. Хотя сейчас многие из тех крикунов сейчас плевались в ее врагов, Серсея не собиралась забывать о прошлом унижении. Также как и о том, на чьей стороне были многие из придворных дам и рыцарей, что ныне собрались в тронном зале, дабы разделить ее торжество и продемонстрировать лояльность.

Позже. Их час еще настанет.

В дверях наметилось некое шевеление и я толпа расступилась перед въехавшим прямо в зал всадником. Серсея бросила быстрый взгляд на брата: лицо Джейме словно окаменело при виде чрезвычайно довольного Эурона, с циничной ухмылкой рассматривавшего окруживших его лордов и леди. Наверное, впервые кто-то из Грейджоев удостаивался таких почестей в Королевской Гавани и король-пират купался в их восхищении. Однако в глазах его то и дело мелькало пренебрежение – судя по всему, он не обманывался этой, внезапно возникшей, народной любовью. Он пытался поймать взгляд Серсеи, но королева демонстративно принялась рассматривать его спутников, едва видных за конем в черной попоне. За собой Эурон вел растрепанную девицу со связанными руками и окровавленным лицом - видимо ту самую племянницу. Рядом с ней шло еще несколько железнорожденных, а с ними человек, при виде которого Серсея не могла сдержать изумленного вздоха. На мгновение ей показалось, что перед ней Роберт- каким он мог быть, если бы не погряз в распутстве и пьянстве. Высокий широкоплечий воин с ярко-синими глазами и черной гривой, живо напомнил того благородного мужа, которого юная златовласая красавица любила и боготворила – до той злосчастной брачной ночи. Нет, приглядевшись, Серсея увидела отличия – иные черты лица, смугловатая кожа, - но даже в лучшие свои годы Роберт не выглядел столь по-королевски величественным как этот воин.

-Моя королева!- Эурон, произнес это громче, чем требуется, вновь привлек к себе внимание, - примите этот дар от своих верных подданных с Железных Островов.

Странный воин был тут же забыт - Серсея прямо впилась глазами в двух женщин, прикованных друг к другу. Эурон, соскочив с коня, ухватился за цепь и швырнул своих пленниц перед троном, встав рядом с королевой.

-Я дарую вам то, что еще никто не мог дать,- Эурон с вызовом посмотрел на Серсею нахмурившегося Джейме,- правосудие! Возмездие за вашу убитую дочь!

Зал взорвался аплодисментами и приветственными криками, однако Серсея почти не слышала их, чувствуя как в ней поднимаются одновременно ненависть, торжество и горечь утраты. Эта дорнийская шлюха – даже сквозь покрывавшую ее грязь и отбросы, сквозь слезы и гримасу страха проглядывала ее несомненная красота. Мирцелла тоже была красивой, пусть и по-другому, но она мертва, а тварь, убившая ее…Серсея посмотрела на Элларию и та ответила ей ненавидящим взглядом. Даже попыталась плюнуть, но плевок не перекрыл и половины расстояния между ними. Королева презрительно усмехнулась – у змеи иссяк яд.

-Вы доказали, - не сводя взгляда со своих врагов, процедила Серсея,- что являетесь лучшим капитаном четырнадцати морей. Вы - истинный друг короны.

-Вы заслуживаете не просто друга,- понизив голос, интимно произнес Эурон.

-А вы заслуживаете награды за вашу верность,- в тон ему ответила Серсея.

-Мне нужна только одна награда,- нагло усмехнулся Эурон, глядя в глаза королеве. Серсея на миг почувствовала искушение отдать приказ Клигану, но сдержалась. Потом, все потом.

-Вы получите то, что желает ваше сердце,- отчеканила она, - после победы.

И чуть не расхохоталась, видя как исказилось лицо Эурона. На мгновение Серсее показалось, что он ответит ей дерзостью - и тогда она точно отдала приказ Горе, - однако Эурон сдержался, встав рядом с Джейме. Уже не глядя на него, Серсея встала с трона, шагнув вперед.

-Когда Эурон Грейджой возглавляет наш флот,- громко обратилась она к народу,- а Джейме Ланнистер ведет наши армии - сыновья и дочери Вестероса защитят нашу страну.

Краем глаза она увидела, как Эурон что-то негромко говорит Джейме, издевательски ухмыляясь, как искажается лицо брата в ответ. Серсея усмехнулась: она не случайно помянула их вместе. Пусть мужчины грызутся между собой, а она найдет способ обратить их ревность себе на пользу.

Она еще раз прошлась взглядом по черноволосому воину и уже собиралась уходить, когда из-за спины гиганта вдруг выскользнула стройная красивая девушка.

-Ваше Величество!- воскликнула она,- и я прошу вас о правосудии!

Воин ухватил ее за плечо, но девушка, вывернувшись из его рук, упала на колени, простерев руки к королеве. Та внимательно посмотрела на нее, угадывая смутно знакомые черты.

-Кто ты такая?- с недовольным любопытством спросила Серсея.

-Лисса Саанд, ваше Величество, дочь Оберина Мартелла, чью мать отравила эта змея,- она ткнула в сторону Элларии.

-Ах ты сука!- выплюнула Эллария Сэнд. Серсея злорадно улыбнулась.

-Разве ты не жаждешь мести за отца?- спросила она.

-Мой отец погиб в честном поединке,- сказала Лисса,- тут не за что требовать мести. А вот мою мать предательски убили. Я прошу у Короны защиты и правосудия.

Серсея переглянулась с Квиберном и тот чуть заметно кивнул.

-Долг монарха - блюсти справедливость и защищать каждого из своих подданных,- громко произнесла королева,- ни одно злодеяние не остается безнаказанным, пока я сижу на троне. Сегодня же ты сама убедишься в этом

-Благодарю вас, ваше величество,- Лисса встала, стараясь не смотреть на Эурона и Конана. Серсея поднялась с трона и жестом пригласила девушку следовать за ней. Эурон, передернул плечами и, рывком запрыгнув на коня, направил его к выходу. Чуть помедлив, Конан направился за ним.

-Мама!!!

В подземелье было темно и сыро - разгоняло мрак лишь колеблющееся от неведомо откуда взявшегося сквозняка пламя факелов. В их свете лицо Серсеи Ланнистер казалось бледным, как у мертвеца - и тем страшнее смотрелись ярко-красные губы, только что оторвавшиеся от уст испуганной Тиены. Серсея отошла, довольно глядя на отчаявшуюся Элларию. Сквозь кляп вырвался протяжный стон, когда женщина бессильно опустилась на колени, умоляюще глядя на королеву, с торжествующей ухмылкой, вытирающей с губ яркий блеск.

-Квиберн умнейший из всех людей кого я знаю, - произнесла Серсея, - он разгадал секрет яда, которым ты отправила мою дочь. Долгое расставание?

-Долгое прощание,- произнес десница, протягивая ей пузырек с противоядием

-Ах да.

Серсея все еще говорила, смакуя неизбывное страдание, сменившее гордость и ненависть в глазах Эларии. У этой женщины было немного слабых мест - и Серсея безошибочно ударила по одному из них. Королева бросила взгляд на стоявшую у дверей Лиссу – ее глаза возбужденно блестели, дыхание участилось, когда она слушала королеву. Вот она посмотрела на Серсею и во взгляде девушки королева прочла неподдельное восхищение. Усмехнувшись, Серсея повернулась к Элларии, присев на корточки перед стоящей на коленях женщиной.

-Твоя дочь будет умирать в этой камере и ты будешь за ней наблюдать,- сказала она с улыбкой, от которой мороз шел по коже,- ты будешь жить, чтобы смотреть как гниет твоя дочь, как это прекрасное личико распадется на кости и прах. И чтобы обдумать сделанный тобой выбор.

За ее спиной последовал короткий смешок – Лисса все же не сдержалась от избытка чувств.

-Пусть стража почаще меняет факелы,- сказала Серсея, вставая, - чтобы она ничего не пропустила.

Она вышла из камеры, слыша за спиной сдавленное мычание и лязг цепей: обезумевшие от отчаяния мать и дочь рванулись вперед, в последней безнадежной попытке коснуться друг друга. Краем глаза Серсея увидела, как Лисса, прильнув к решетке с болезненным, жадным любопытством впилась взглядом в лица Элларии и Тиены, не желая пропустить ни мига их агонии.

-Подойди ко мне!- громко произнесла Серсея и девушка послушно отошла от решетки, по-прежнему глядя на Серсею с восторгом и обожанием. Женщина усмехнулась и, выбросив вперед руку, цепко ухватила Лиссу за подбородок. Сжав его, она приблизила лицо девушки к своему и затуманенные фиалковые глаза канули в зеленых омутах безумия. Никогда еще Лисса чувствовала себя столь слабой - пиратка, прошедшая множество битв, сражавшаяся с упырями и вивернами, сейчас дрожала как осиновый лист, ноги ее подкашивались, в висках стучало. Уже не понимая, что она делает, Лисса подалась всем телом, чтобы коснуться губами губ Серсеи.

-Что ты себе позволяешь!- звонкая пощечина отрезвила девушку, схватившуюся за наливавшуюся алым щеку. В тот же момент Серсея, улыбнувшись, погладила ее по волосам.

-Прости,- улыбнулась королева, - но ты слишком торопишься. У нас еще будет время узнать друг друга. Оставим этих двоих обдумывать содеянное - пора поговорить о твоем будущем.

-Да, моя королева,- склонила голову Лисса.

Конан сидел в небольшой портовой таверне, мрачно цедя кислое местное вино над тарелкой с обглоданными копчеными ребрами. За соседним столом сидели его люди - в основном барахтанцы и несколько человек с островов Василиска. Остальные места занимали Железнорожденные: вчера упившись дармовым вином из Красного Замка, все они мучились похмельем и, стремясь залить полыхающий в башке пожар местным пойлом.

-О, а вот и ты?- Даррен Пайк, покачиваясь, рухнул рядом, держа в руке огромную кружку с элем,- экая дрянь. Может, пойдем на корабль, у меня там найдется пойло получше.

-Мне сейчас охота побыть на суше,- Конан сделал большой глоток,- все равно скоро в море.

-Лисса все еще не вернулась?- спросил Пайк и Конан мрачно покачал головой. С тех самых пор, как он покинул тронный зал, он так и не видел девушку. И это ему не нравилось- как не нравилось многое в этом городе и особенно в замке, который он посетил вместе с Эуроном. Эта королева в черном костюме и огоньками безумия в глазах, однорукий брат, с которым по слухам спит Серсея, безмолвный гигант с налитыми кровью остекленелыми глазами, проглядывающим сквозь глазницы шлема. И сам Железный трон - Конан хорошо помнил безликую светловолосую фигуру из своего сна, восседавшую на этом уродливом сооружении. Во всем этом чувствовалось что-то тревожное и угнетающее, словно зримое воплощение безумия, охватившего город.

-Не могу поверить, что ты ее отпустил,- произнес Пайк.

-Она свободная женщина, ты сам это слышал не раз,- пожал плечами Конан,- и жаждала этой встречи от самых Ступеней. Как я мог ее удержать?

-Дело дрянь,- покачал головой Пайк,- в этом проклятом замке люди мрут как мухи.

-Что же ты ей не сказал? - хмыкнул Конан, вновь опрокидывая кружку,- что там Эурон?

-Не знаю,- пожал плечами Пайк,- он с ночи держит совет с капитанами на Молчаливой. Таких как мы туда не приглашают - там все сплошь лорды с Островов.

-Он, кстати, не собирается туда?- спросил Конан.

-Не знаю, но не думаю,- покачал головой Даррен,- он не захочет надолго покидать Королевскую Гавань. Хотя, только Утонувшему ведомо, что в голове у Эурона.

-Надеюсь, Утонувшему ведомо не только это,- сказал Конан,- и его жрецам тоже.

Он мрачно уставился на дно кружки - надежда разыскать Сердце Аримана становилась все более призрачной. На Железном Флоте было несколько жрецов, но они оказались хмурыми и неразговорчивыми людьми, не спешащими делиться своими тайнами с чужеземцем. Когда же Конану удалось напоить одного из них, развязавший язык жрец много говорил о древних преданиях, о водяных и русалках породивших Железнорожденных, о черном камне, из которого вытесан Морской трон, однако ничего из сказанного им не приблизило Конана к загадочному морскому народу. Оставалось надеяться, что на Островах окажутся более знающие люди, иначе вся эта безумная эпопея окажется напрасной.

-Капитан Конан?- прервал мрачные раздумья короля негромкий голос из-за спины. Киммериец развернулся- рядом стоял неприметный человек в черной одежде. На его плече виднелся странный знак, по которому Конан узнал его – этот человек стоял по правую руку от Серсеи в тронном зале. Конан даже припомнил его имя - Квиберн. За его спиной маячил уже знакомый закованный в броню гигант, чуть поодаль стояли еще несколько человек в золотых плащах.

-Люди вашего круга не часто посещают такие места, - заметил Конан.

-Мне доводилось видать места и похуже,- слабо улыбнулся Квиберн, усаживаясь за стол,- вам привет от вашей подруги.

-Что с ней?- спросил Конан, хмуро посмотрев на гостя.

-Она в полном порядке,- заверил его Квиберн,- гостит у Ее величества.

-Что-то это затянулось,- протянул Конан.

-Я сожалею, - лицо Квиберна выражало неподдельную скорбь, - но вопросы, которые они обсуждают, не решаются быстро. Королева была бы рада, если бы вы присоединились к ним.

-Какое дело королеве до безродного наемника с края света?- спросил Конан

-Это обсуждение касаются и вас…Ваше Величество,- с нажимом добавил Квиберн,- возможно, у нас и разные проблемы, но объединив усилия, мы сможем решить их все сообща.

Конан исподлобья посмотрел на человека, носившего не совсем понятный ему титул «десницы», но больше походившего на колдуна, перевел взгляд на безмолвного исполина у него за спиной. Мрачная ухмылка раздвинула его губы, когда он кивнул, соглашаясь.

Замызганный зал в таверне сменился уютной комнатой, убранной бархатными портьерами, а кислятина для простонародья- изысканным золотистым напитком, который подавала в стаканах молчаливая служанка с короткими темными волосами. На ней было длинное закрытое платье до подбородка, такое же, что и на сидевшей напротив Конана королеве, оценивающе рассматривающей могучего киммерийца. Кроме них в комнате находился Квиберн, Лисса, непривычно притихшая, да застывший за спиной королевы знакомый гигант. Сама Серсея старалась быть немногословной, предоставляя вести переговоры деснице.

-До нас доходят разные…слухи с востока,- говорил Квиберн,- о сгинувшем Заливе Работорговцев и Ибе и Дотракийском море, также как и о том, что на их месте появилось множество королевств и народов, доселе неведомых никому. Не скажу, что мы сильно огорчены этим, хотя…

-Почему же, я огорчена,- резко сказала Серсея,- что это не случилось раньше…

Она сделала большой глоток и в упор посмотрела на Конана взглядом в котором смешалось надменность монарха и женское любопытство. Киммериец же, не смущаясь, окинул ее откровенным взглядом в ответ. Черное платье облегало ее фигуру как вторая кожа: для женщины под сорок, да еще и трижды рожавшей, Серсея выглядела весьма неплохо.

-Королева права,- кивнул Квиберн,- для всех нас было бы лучше, если бы это случилось, когда дотракийцы все еще находились в своих степях, а Дейнерис – в Миерине.

-Для всех, кроме меня,- заметил Конан,- хотя, что уже об этом говорить.

Он промолчал о том, что все это могло быть прямым результатом всего того, что приключилось в подземельях города упырей.

-Безусловно, что сделано, то сделано,- сказал Квиберн,- и у нас с вами есть множество проблем. О том, какого рода наши проблемы, вы, как я понимаю, уже немного знаете. Может, вы поведаете и о своих? Леди Саанд, конечно, нам кое-что рассказала, но всегда охота получить информацию из первых уст.

Конан пожал плечами: терять ему было нечего. Коротко и сжато, он рассказал историю своей жизни до восхождения на трон Аквилонии, потом столь же сжато - историю своего правления, войны с Немедией и всего что последовало потом, вплоть до событий приведших его в Королевскую Гавань. Лисса слушала его вместе со всеми, лишь иногда вставляя уточняющие реплики. Серсея слушала это со странным выражением лица - смесь недоверия и жадного любопытства, тогда как Квиберна, похоже, искренне заинтересовал его рассказ.

-То есть ваш трон занял выходец из старой династии, считающей вас узурпатором,- Квиберн бросил быстрый взгляд на Серсею,- любопытное сходство, не так ли, Ваше Величество?

-Пожалуй, что так,- кивнула королева.

-Валерий лишь марионетка,- брезгливо поморщился Конан,- истинный правитель – Ксальтотун.

-Дейнерис Таргариен тоже направляют разные люди,- пожал плечами Квиберн,- она слишком молода, чтобы принимать решения единовластно. Но, дело не в этом. Как я понимаю, вам нужен этот талисман, чтобы поразить вашего главного врага. Сердце этого… как его…

-Аримана,- кивнул Конан.- именно так.

-Великий колдун во главе империи,- усмехнулась Серсея,- а чтобы его свергнуть, надо установить дипломатические отношения с мерлингами. Прямо как в старой сказке.

-Прошу прощения, ваше величество,- почтительно заметил Квиберн,- но сейчас наступает время, когда многие сказки становятся правдой. Оживают драконы, мертвые,- он бросил быстрый взгляд на стоящего за спиной Серсеи рыцаря,- тоже оживают, а далеко на востоке из неоткуда появляются могучие королевства, о которых никто слыхом не слыхивал в этом мире. Тут поверишь не то что в мерлингов, но и в грамкинов со снарками…

-Хорошо, допустим, ты прав,- с некоторым раздражением кивнула Серсея,- и что ты предлагаешь делать? Для меня это пока только байки …

Квиберн повернулся к Конану.


-Вы зря надеетесь на жрецов Утонувшего Бога. Мне доводилось их встречать - это настоящие фанатики, преисполненные презрения ко всем, кто обитает за пределами их островов. Именно поэтому они недолюбливают и Эурона, который много лет провел в странствиях по свету. К тому же эти жрецы могут попросту и не знать того, что вам нужно: да, они проповедуют, что Железнорожденные вышли со дна моря, что они в родстве с водяными и русалками, но все их предания о прошлом касаются времен столь далеких, что тут крайне сложно отделить правду от вымысла. К тому же, жрецы в основном неграмотны, у них нет священных книг и вообще каких-либо записей о прошлом - можете представить, как могли исказиться любые сведения передаваемые таким путем.

-Вы можете предложить иной выход?- спросил Конан.

-Возможно,- сказал Квиберн,- не только у Железнорожденных есть предания о морских жителях. На Каменистом Острове, рядом со Староместом, возвышается огромная квадратная башня из черного камня. Сто лет назад мейстер Терон, бастард с Железных островов заметил некое сходство между камнем старинной крепости и тем, что послужил материалом для Морского трона. В своей рукописи под названием «Странный камень» Терон пишет, что и крепость, и трон могут быть творением странного и уродливого народа полулюдей, у которых в матерях – человеческие женщины, а в отцах – твари из соленых морских глубин. Эти бездняки, как называет их Терон, стали прообразом водяных из легенд, по его словам, а их жуткие отцы стоят за верой железнорожденных в Утонувшего бога. Возможно, что черный камень из которого сделан идол Жабы на острове близ Соториоса тот же самый. И все эти догадки перекликаются с легендами жителей Расколотой Клешни про хлюпарей.

-Кого?- переспросил Конан.

- Твари, вроде водяных с большими головами покрытыми чешуей вместо волос. Их называют так из-за хлюпающих звуков, которые издают при ходьбе. Хлюпари бледны и пахнут рыбой, у них перепонки между пальцами, а во рту множество острых как иголки зубов.

-Похоже на тех тварей, что я видел на острове,- заметил Конан,- а где эта Расколотая Клешня?

-Не торопитесь, рассмеялся Квиберн,- это всего лишь страшные сказки неграмотных селян. Таких россказней много - и в Вестеросе и за его пределами. Я бы мог, как десница королевы, затребовать все сведения о данных созданиях, что скопились в Цитадели - у меня остались там друзья даже после изгнания. Я могу систематизировать всю полученную информацию, так что когда вы вернетесь, то уже будете лучше знать, откуда начинать поиски.

-Вернусь?- Конан вопросительно посмотрел на Квиберна, потом перевел взгляд на загадочно улыбавшуюся королеву,- вернусь откуда?

-Пойдемте,- сказала Серсея, вставая из-за стола,- я вам кое-что покажу.

Заинтригованный Конан поднялся и, вместе с Серсеей и остальными, вышел из комнаты, очутившись в большом, хорошо освещенном зале. На полу виднелось рисованное изображение некоей земли, в которой Конан, уже видевший здешние карты, признал Вестерос.

-Мы вот здесь,- королева встала рядом с заливом, на берегу которого, как знал Конан, находилась столица,- а вот тут Западные земли и Утес Кастерли, наш родовой замок.

Она быстрыми шагами пересекла карту, указывая на названное место.

-Мой брат-уродец, что служит десницей у Дейенерис, давно мечтает заполучить этот замок и теперь, наконец, у него появился шанс осуществить свою мечту. Нам стало известно, что для захвата Утеса с Драконьего камня вышел флот с Безупречными на борту …вы слышали о них?

Конан молча кивнул - он уже слышал немало баек о боевых евнухах на службе Матери Драконов.

-Мой брат Джейме сегодня утром выдвинулся с войском Ланнистеров на запад, чтобы защитить наши земли. А Эурон Грейджой отплывает сегодня вечером, чтобы застичь флот Безупречных под стенами Утеса. Вы поплывете вместе с ними…но по пути сойдете на берег.

-Сойду? – переспросил Конан,- зачем?

Серсея перевела взгляд на Лиссу.

-Дорн на грани гражданской войны,- сказала она,- после того, как Эллария выбыла из игры, лорд Андерс Айронвуд, объявил себя королем Дорна, разграбил Солнечное Копье и, по слухам, перебил всех оставшихся дочерей Оберина Мартелла, девочек, еще не достигших совершеннолетия. Ряд домов присягнул ему, другие, наоборот, восстали, взывая за помощью к Железному Трону.

-Какая им разница, какой из бастардов будет сидеть на троне - Сэнд или Саанд,- подхватила Серсея, - по крайней мере, в жилах Лиссы течет кровь Мартеллов, которой у Элларии нет и в помине. Мы должны действовать быстро, пока дорнийцы не воззвали за помощью к Дейенерис. Я дам тебе наших солдат, правда, немного, всего тысячу. Но с твоими черными головорезами и пиратами получится неплохое войско. А в Дорне у вас появится новые союзники.

-Я бы могла отправить гонца в Лисс,- подала голос пиратка,- семья моей матери поможет мне.

-Хорошо,- кивнула королева,- так вы согласны?

-Значит надо посадить тебя на трон,- рассмеялся Конан, подмигивая Лиссе,- а что скажет Эурон?

-Думаю, он будет рад, если вы, наконец, распрощаетесь,- усмехнулся Квиберн,- мне показалось, что он недолюбливает вас.

-Скорей опасается,- усмехнулся Конан, - хотя ума не приложу, с чего бы. Я не собираюсь оспаривать его власть и его Трон.

-Я вам верю,- улыбнулся Квиберн, - но такие как Эурон весьма подозрительны. Он убил своего брата и, разумеется, опасается, что кто-то поступит так с ним. К тому же на Железных Островах уже бывали правители с чужеродной кровью в жилах и Эурон помнит об этом.

-Меня это не интересует,- повторил Конан,- но раз так - пусть его. Сказать по правде, мне и самому изрядно надоел этот мерзавец. В общем, по рукам – если вы выполните свою часть сделки.

-В этом можете не сомневаться,- сказал Квиберн,- честно сказать, меня и самого крайне заинтересовала ваша история.

Серсея молча потягивала вино, будто забыв о своих гостях и погрузившись в себя. Однако, когда Конан и Лисса встали, собираясь уходить, вдруг встрепенулась, будто вспомнив что-то.

-Сир Конан, вы не задержитесь на некоторое время? Мне хочется вам кое-что показать…наедине.

Кромешный мрак окружал их со всех сторон, разгоняемый лишь светом факела в могучей руке.

-Вы бывали так глубоко под землей? - спросила идущая рядом Серсея.

-Бывал и глубже,- коротко ответил Конан, глядя в спину шедшему впереди гиганту. Он уже знал, что его имя Григор Клиган, а прозвище – Гора, он рыцарь с крайне скверной репутацией. Никак не тот человек, с которым хочется оказаться в таком месте.

-У нас в Утесе есть подземелья куда больше,- продолжала Серсея,- со времен Ланна Умного, основателя моего рода и по сей день, в толще скалы было вырублено великое множество коридоров, темниц, залов, конюшен, галерей. Там есть и каменные мешки, которые облегают человека, словно доспехи. В них нельзя повернуться, нельзя сесть, нельзя дотянуться до пальцев ног, когда крысы начинают глодать их.

Она многозначительно посмотрела на Конана, но он лишь пожал плечами. Если эта женщина хочет его напугать, ей стоит рассказать что-то пострашнее. Хотя бы то, что, покарай их всех Кром, они сделали с этим безмолвным громилой.

Меж тем коридор кончился- перед ними открылся огромный зал. Гора поднял факел повыше и Конан изумленно присвистнул, завидев огромные черепа неведомых тварей.

-Это драконы?- спросил он, подходя ближе рассматривая огромные шипы и острые клыки.

-Они самые,- кивнула Серсея, становясь рядом с ними,- твари, с помощью которых Валирия поставила весь мир на колени. Всего трех драконов оказалось достаточно, чтобы Эйегон Завоеватель и его сестры завоевали Вестерос.

Она подошла к огромному зубастому черепу, величиной с повозку. На лбу его красовалось небольшое отверстие, будто от метательного снаряда.

-Балерион Черный Ужас,- сказала королева, погладив длинный как меч зуб, - самый огромный и свирепый из всех драконов Таргариенов. Его пасть могла проглотить целого быка, а крылья столь огромны, что тень их накрывала целые города. На нем летал сам Эйегон. Ты говорил, что многое повидал в жизни- видел ли ты когда-нибудь живого дракона?

-Я видел много мерзких тварей,- проворчал Конан, подходя ближе к огромному черепу,- и одного дракона тоже, в Черных Королевствах. У него, правда, не было крыльев и он не дышал огнем, но он был не менее ста футов в длину, а чешуя его был столь крепка, что мечи разлетались от удара.

-Ты убил его?- спросила Серсея.

-Да.

-Как?!

- Вонзив ему в пасть копье, смоченное соком плодов, что растут в тех краях. Они настолько ядовиты, что сок, капнувший на кожу, может убить человека.

-Как интересно,- Серсея подошла ближе, уставившись в лицо Конана огромными зелеными глазами,- но у Дейнерис Таргариен таких драконов трое. Думаешь, ты убьешь и их?

Конан пожал плечами.

-Убить можно любого,- сказал он,- ту тварь, что сразил я, тоже долгое время почитали бессмертной. Но я пришел сюда не для того, чтобы убивать драконов. У меня есть свой враг и, как по мне, он страшнее трех крылатых ящериц- пусть даже и огромных.

-Твой колдун?

-Да. И аквилонские предатели. И немедийские собаки, что пришли в мое королевство. Тоже, кстати, под знаменем с алым драконом. У нас даже говорят порой: настал Час Дракона.

-Звучит так знакомо,- Серсея подошла так близко, что ее обтянутая черной тканью грудь, почти коснулась груди Конана,- а у тебя есть свой герб?

-У меня есть знамя,- сказал Конан,- золотой лев на черном фоне.

-Ты тоже лев,- глаза Серсеи подернулись мечтательной дымкой,- я поняла это, едва увидев тебя.

Ее губы зазывно приоткрылись, глаза заволокло похотью и королева, с негромким всхлипом припала к груди Конана. В следующий момент киммериец, стиснув ее в объятьях, уже впивался в ее губы жадным поцелуем. С трудом вырвавшись, растрепанная Серсея рухнула на колени, расстегивая пряжку штанов Конана и в следующий момент он почувствовал, как его напрягшаяся плоть погружается в горячий влажный рот. Он запустил руку в светлые волосы, грубо насаживая ее голову на свой член, но в последний момент все же нашел силы, отстраниться резко вздергивая королеву на ноги. Развернув ее спиной к себе, он пригнул женщину к черепу дракона, так что Серсея почувствовала как костяные отростки разрывают ткань ее платья. Конан рывком задрал подол, сжав сильными пальцами ее бедра и с поистине львиным рыком вошел в нее. Вцепившись в носовые пазухи, Серсея глухо стонала, двигая бедрами и насаживаясь на терзающий ее лоно ствол, пока Конан с приглушенным рыком не изверг в нее семя.

У стены неподвижно стоял великан в черном доспехе и его недвижные красные глаза поблескивали в свете факела, удерживаемого в могучей руке, наблюдая, как сходятся черногривый лев с неведомого востока и королева-львица из Западных земель.

Последний раз редактировалось Зогар Саг, 13.11.2017 в 23:14. Причина: Добавлено сообщение

For when he sings in the dark it is the voice of Death crackling between fleshless jaw-bones. He reveres not, nor fears, nor sinks his crest for any scruple. He strikes, and the strongest man is carrion for flapping things and crawling things. He is a Lord of the Dark Places, and wise are they whose feet disturb not his meditations. (Robert E. Howard "With a Set of Rattlesnake Rattles")
Зогар Саг вне форума   Ответить с цитированием
Эти 2 пользователя(ей) поблагодарили Зогар Саг за это полезное сообщение:
Kron73 (14.11.2017), Михаэль фон Барток (15.11.2017)