Хайборийский Мир  

Вернуться   Хайборийский Мир > Конкурсы > Сага о Конане - осень 2018
Wiki Справка Пользователи Календарь Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 17.08.2018, 21:38   #1
The Boss
 
Аватар для Lex Z
 
Регистрация: 18.08.2006
Адрес: Р'льех
Сообщения: 6,430
Поблагодарил(а): 999
Поблагодарили 2,210 раз(а) в 1,092 сообщениях
Lex Z скоро станет знаменитым(-ой)
Отправить сообщение для  Lex Z с помощью ICQ
5 лет на форуме: 5 и более лет на фоурме. Спасибо что Вы с нами! 300 благодарностей: 300 и более благодарностей 1000 и более сообщений: За тысячу и более сообщений на форуме. Сканирование [золото]: 30 и более сканов 
По умолчанию Остров Утора

Остров Утора


Яростная буря, налетевшая еще утром с туманного востока, медленно отступала, черные густые тучи, подсвеченные уже порядком выбившимися из сил молниями, с неохотой уползали куда-то на север, огромные морские валы, вздымавшиеся словного горы в шипении белой пены, опали, становясь все меньше и меньше, раскаты грома походили уже не на яростный рев берсеркера, а на гулкое бормотание мрачного старца. Далеко над линией горизонта появилась тонкая золотистая полоска желтого солнечного света.
Средних размеров юркая галера, пережившая стремительный напор яростной стихии, лениво скользила по горбатым волнам, направляясь в сторону заходящего солнца. Галера почти не пострадала, мачта была цела, весла вовремя успели убрать, люки задраить, все лишнее скидать в пустой трюм. Судя по плавным обводам и оскалившейся на носу головы тигра, покрытой позолотой, которая была установлена не так давно после вынужденного ремонта в одном из южных портов, – это была «Тигрица» — ужас южных морей. На ней бороздила просторы западного океана в поисках сокровищ и мести дикая как ее называли во всех цивилизованных портах западного мира и необузданная Королева черного побережья – прекрасная и неистовая шемитка Белит.
Сейчас она стояла на носу галеры, подставив разгоряченное уставшее от тягот борьбы со стихией тело прохладному морскому ветру, так приятно ласкавшему ее нежную кожу. Она слегка прикрыла глаза, вдыхая бодрящий морской воздух, черные волосы ее развевались на ветру. На ней не было ничего кроме набедренной повязки из тонкого шелка, удерживаемой узким пояском из шкуры леопарда. Капли воды, словно драгоценные камни, блестели на ее коже, под которой перекатывались крепкие мышцы ни сколько не лишающие ее присущей женщине нежности и грации. В ее прикрытых глазах полыхало пламя, она была до краев полна страсти и ярости, слитыми воедино, и все это вместе наполняло ее желанием скитаться по просторам океана в вечных поисках успокоения души.
Но некоторое время назад многое изменилось в ее жизни. Она нашла себе спутника – супруга, подаренного ей океаном – великого и могучего воина, взращенного среди ледяных пустынь и покрытых вечными снегами гор далекой северной страны, которая была почти мифом для обитателей южных стран. Этот статный загорелый великан с копной непослушных черных волос и глубокими голубыми как ясное небо над океаном глазами сейчас находился на палубе «Тигрицы», раздавая необходимые приказы ее черным воинам.
Несколько человек – верных Белит воинов из дюжины прибрежных племен Черного побережья – уже расположились на скамьях гребцов, доставая весла. Послышался громкий крик седобородого воина с тусклыми глазами, вставшего за барабан. И вскоре, взбивая пену, галера заскользила вперед по волнам, оставив позади лишенную сил бурю.
Последние слабые вспышки молний исчезли далеко за кормой.
Выполнив все, что требовалось в данной ситуации, Конан – так звали избранника Белит – поднялся на носовую палубу и улыбаясь нежно обнял свою подругу. Он ласково касался ее плоти, нежно прижав к себе. Она откинулась немного назад, положив голову ему на грудь, так и не открыв глаза.
Несколько мгновений они стояли, не решаясь нарушить столь чарующий и полный любви и нежности момент. Но вскоре им пришлось сделать это.
Погладив Белит по мокрым волосам, Конан сказал:
— Мы пережили эту бурю, почти не пострадав. Пробоин нет, мачта цела – скоро можно будет поднять парус и идти дальше. Проблема лишь одна – пресная вода. Ее осталось очень мало – нужно найти землю и пополнить запасы.
Белит потерлась щекой о его плечо словно грациозная львица, затем тяжело вздохнула и, поцеловав его в грудь, указала в сторону чуть правее их курса.
— Там виднеется какой-то остров, он показался пару минут назад, нам стоит причалить и пополнить запас воды.
Конан взглянул в том направлении, прищурив глаза. Там у самой кромки горизонта, словно появившись из тьмы, показались очертания небольшого гористого островка. Он был еще довольно далеко от них, казалось, он был весь окутан туманом. Словно что-то зловещее нависло над ним, и даже лучи садящегося солнца были не в силах разогнать эту странную дымку. Но по мере приближения к одинокому острову туман словно рассеивался, и странное ощущение медленно исчезало, оставляя в душе лишь недоумение.
Но говорить о своих чувствах киммериец не стал. Он лишь жарко поцеловал Белит в сочные губы и направился на корму, указывая рулевому направление и заставляя матросов подналечь на весла, чтобы успеть добраться до суши еще до заката.

* * *

Морские волны лениво накатывались на песчаный берег, окруженный серыми мрачными скалами с двух сторон. Впереди же стеной вставал густой тропический лес, освещенный последними лучами садящегося солнца.
Когда «Тигрица» приблизилась к острову, о недавней буре напоминали лишь темные облака, узкой полоской застывшие над линией моря.
Белит отобрала несколько человек, оставив корабль под присмотром Н`горы, и пираты, снарядив шлюпку, отправились на берег, прихватив с собой пустые бочки для воды.
Конан, одетый в штаны из парусины и морские сапоги, стоял на носу лодки, всматриваясь в не предвещающий ничего плохого берег. Его пронзительные синие глаза пристально осматривали все вокруг, природная настороженность и осторожность, выработанная за годы тяжелой и суровой жизни, напоминали о себе в этот час. Но чарующее спокойствие представало перед его глазами – мерный плеск волн, тихий шелест листвы деревьев и ничего, что могло бы быть предвестником беды. Но киммериец знал – видимость зачастую была обманчива, поэтому был настороже
Вот шлюпка пристала к берегу, пираты, кряхтя и пыхтя, вытащили ее на пляж, оставив у самой кромки воды, и выделив двух молодых воинов для ее охраны, отряд углубился в лес. Их сразу же окружили стеной тропические деревья. украшенные гроздьями свисающих почти до самой земли зеленых лиан. В ветвях деревьев порхали пестрые птицы, земля на удивление была мягкой и сочилась водой, наполняя следы проходящих людей. Кругом росли пышные травы и разноцветные папоротники. Пираты видели, как среди зелени ветвей мелькают тела небольших юрких обезьян, но следов хищных животных пока не обнаружили. Первым шел Агаба лучший следопыт и мастер ориентирования на местности из племени нгака. Следом двигались Конан и Белит, не выпускавшая из рук рукоять небольшого меча, а за ними и все остальные. Пятеро несли бочки.
Сначала отряд шел прямо, а затем земля пошла немного под уклон. Ничто не предвещало беды, но Конан упорно чувствовал, что где-то совсем рядом таится неведомая опасность, хотя и не мог объяснить природу своих чувств.
Спустя несколько сотен шагов деревья расступились, и люди вышли на открытое пространство небольшой поляны, заросшей кривыми кустами, увешанными большими цветами красных и синих ярких цветов, склоняющимися почти до самой земли. Под ногами появилась песчаная почва. Идти стало немного легче, чем по раскисшей грязи между деревьями.
К их удаче поляна обрывалась прямо в воды не большого потока, лениво появляющегося из сени густых деревьев на западе и вновь скрывающегося среди стены кустов на востоке, убегая прямо к океану, петляя среди высоких стволов деревьев и низких холмов.
Немного приободрившись, пираты без слов двинулись к ручью. Н`яра, старый шаман, проверил воду на вкус, пошамкал губами, перекатывая жидкость во рту, и найдя ее пригодной для питья, распорядился приступить к набору.
Белит и Конан отошли немного в сторону, они стояли рядом, осматриваясь по сторонам, не теряя бдительности – две прекрасные фигуры в теплых лучах закатного солнца. Чернокожие, что-то бурча на своем языке и смеясь, наполняли бочки, даже не подозревая о появившейся опасности.
Внезапно один из пиратов, отошедший к полосе деревьев на другой стороне поляны, вглядываясь в сумрак, царящий среди стволов старых деревьев, громко закричал, привлекая к себе внимание предводителей.
— Что еще такое? – Конан и Белит резко повернулись к нему. – Что случилось Юджао?
Лицо черного носило следы удивления и некоторые намеки на страх. Он помахал Конану, подзывая его.
— Что еще там откопал этот бездельник, Нергал его раздери, – проворчал Конан и двинулся вперед.
Когда киммериец и Белит подошли к Юджао, тот стоял переминаясь нервно с ноги на ногу, облизывая пересохшие губы и оглядываясь по сторонам, он отодвинул в сторону группу лиан, свисающих с толстой ветви кривого дерева словно огромный кусок ткани.
— Вот!
Взгляду пиратов предстал странный камень, потрескавшийся от времени и непогоды. То, что он изображал, было сложно понять – но все-таки это было творение человеческих рук. Хотя насчет человеческих – спорный вопрос. Некто в неведомые времена создал из куска гранита странную фигур отчасти напоминающую жабу, отчасти огромного кролика с пастью полной острых тонких зубов и судя по всему скорпионьим хвостом. Время хорошо поработало над этой статуей и возможно все, что люди видели сейчас намного отличалось от того изображения, что было когда-то задумано мастером.
Менее удивительным, чем каменное изваяние, которое и вызвало приступ суеверного страха у чернокожего, был скелет человека – все-таки человека – в старых истлевших одеждах, которые обычно привыкли носить пираты. Он лежал так, словно был насажен на жало скорпиона, хотя сейчас с уверенностью нельзя было этого сказать. Странным было другое – его кости были расплющены и словно покрыты некой густой слизью – она поблескивала в лучах солнца. Череп валялся рядом в траве, и в нем зияла небольшая дыра.
— И стоило так орать, – ругнулась Белит строго взглянув на поникшего головой пирата словно сжавшегося под ее взглядом.
— Подожди, – положил ей на плечо руку Конан. – Взгляни на это.
Он отвел рукой в сторону еще одну связку лиан и шагнул за статую, переступив через скелет.
Белит двинулась за ним и замерла, открыв рот от удивления. Перед ними в густом сумраке раскинулась небольшая поляна, укрытая от солнца пышной кроной искривленных деревьев, сквозь которую с трудом проникал дневной свет. Тощая трава и какие-то кривые кусты с темными цветами росли кругом, укрывая насколько могли целые кучи выбеленных временем костей – десятки трупов, объеденных насекомыми и покрытых сгнившими остатками плоти, лежали здесь посреди зелени цветущего леса.
— Что же здесь такое произошло? – выдохнула Белит.
— Это больше похоже на место для жертвоприношений, – сказал Конан. – Вон там справа я вижу нечто похожее на небольшой алтарь у невысокой скалы, по которой стекает вода, а чуть дальше заросшие травой ступени, ведущие на холм во мрак.
Он взглянул в глаза своей подруги и добавил:
— Нужно поторопиться с погрузкой. Я же говорил, что это место мне не нравиться.
Но Белит была иного мнения, она обвела задумчивым взглядом этот могильник и в ее глазах разгорелось знакомое пламя азарта, она сказала:
— Смотри, здесь лишь скелеты. Нет более поздних жертв. Скорее всего, здесь давно уже никого не было. Но они должны были приходить сюда откуда-то, чтобы приносить жертвы. Может там впереди город, полный…
Внезапно позади них раздались громкие крики, стоны и предсмертные хрипы. Беда, которую Конан так явно ощущал здесь, наконец-то, явила себя.

* * *

Вернувшись на поляну у реки, Конан и Белит с удивлением воззрились на происходящее.
— Кром, это еще что такое? – вырвалось у варвара, в чьей душе начал разгораться нешуточный гнев.
Пираты ожесточенно сражались с неведомыми существами – странные бесцветные твари, состоящие словно из одной воды, нелепые фигурки человекообразной формы сжимающие в руках водяные мечи, что как оказалось, были крепче стали – неистово атаковали черных, появляясь прямо из потока.
Две бочки были разбиты, трое пиратов лежали на песке, питая его своей кровью. Остальные воины, выпучив глаза от страха, сражались, издавая громкие крики, с внушающими ужас существами, спасая свои жизни.
Не долго думая, оттеснив Белит за свою спину, Конан вскричал:
— Держитесь, псы!
В лучах солнца сверкнул его огромный северный меч. И киммериец бросился на врагов, что были ближе к нему; обнажив свой клинок, позади него бежала Белит, в ее темных глазах горел азарт битвы.
Но здесь их ждало разочарование. Острая сталь легко впивалась в тела водяных существ, сверкающие в лучах солнца, брызги дождем разлетались окрест, и существа без единого вскрика осыпались водопадом на землю, но через мгновение собирались вновь, будто вырастая из самой земли, и снова бросались в бой. Положение пиратов стало удручающим. Еще несколько чернокожих упали на залитую кровью и водой землю. А тварей становилось все больше и больше, они медленно появлялись из прозрачных вод ручья и выходили на сушу, сжимая в руках свое странное оружие. Они окружали сражающихся людей плотным кольцом, лишая возможности маневрировать. Вот еще двое пиратов упали, сраженные дивным оружием.
— Что за жуткие твари? – пыхтела Белит, отрубая руку ближайшему врагу. Конечность вместе с оружием пролилась на песок, стремительно впитавшись в него, и тут же существо отрастило себе другую и вновь с оружием, грозно блестевшим в лучах заката. — Нам их не победить. Нужно отступать к побережью.
— Путь назад почти перекрыт, – крикнул Конан, размахивая своим мечом, создавая сверкающую паутину из острой стали вокруг себя, не позволяя противнику подобраться к нему в плотную. – Но у нас еще есть шанс.
Судьба была к ним благосклонна. Конан, прикрывая как мог свою подругу, увернулся от искавшего его горла колдовского клинка, тут же срубил голову врагу и отскочил в сторону, вытаскивая Белит из-под ударов троих врагов. Вокруг ярилась карусель смерти. Покрытые потом пираты, сжимающие в руках привычные им копья, не могли на равных противостоять странным существам со странным оружием. Они кололи врагов, кромсали и гибли под их колдовскими мечами, не в силах что-либо изменить.
Конан заметил брешь в рядах противника и, громко крича, призвал оставшихся в живых пиратов направиться к берегу. Окровавленные испуганные мужчины бросились вниз по тропе, которой пришли, побросав все бочки и своих мертвых товарищей, думая сейчас лишь о спасении.
Конан и Белит бежали первыми, утопая в грязи по щиколотку, оскальзываясь и громко матерясь. Извивающиеся корни деревьев казалось цеплялись за их ноги, норовя опрокинуть и отдать в руки преследующих их врагов. Наконец пираты, потрепанные и окровавленные, выскочили на пляж, где ждали их двое оставленных сторожить лодку воинов, замерших с удивлением на лицах у небольшого костерка, на котором они в ожидании возвращения команды жарили мелкую рыбешку. В их блестящих глазах плескался страх, руки крепко сжимали длинные копья.
— Лодку в воду, торопитесь! – вскричал Конан. Но пираты не успели ничего сделать, как прямо из песка перед ними поднялись кошмарные существа из воды, и битва разгорелась с новой силой уже на пляже. Только людям больше не куда было отступать.
На «Тигрице» заметили происходящее на берегу, но так как лодка была одна, лишь несколько пиратов, следуя приказам Н`горы, бросились в воду и поплыли к берегу сжимая в руках свои копья. Оставшиеся, большинство из которых почти не умело плавать, громко кричали и били дубинками и копьями по доскам палубы.
И тут громкий яростный визг разнесся над землей, а затем раздался радостный крик Н`яры.
— Ха, вот так, я нашел… я понял… древние письмена не врут…
Конан повернулся к нему. Старый чернокожий шаман прыгал по пляжу, размахивая вокруг себя горящей веткой, вынутой из костра. Странный синий огонь пылал на ней, пожирая сухое дерево. И что удивительно, водяные воины отступали от его света. Вот шаман ткнул этим факелом в одного из врагов, и снова раздался оглушительный противный визг. Существо в облаках пара и горячих капель, поменявших свой цвет на ярко красный, исчезло и больше не появлялось.
Костер теперь тоже горел странным синим пламенем, порождая густой белый дым и роняя запах горелой плоти. Что сотворил с ним старый шаман, пока было не ведомо.
Радостно вскричав, израненные и уставшие пираты бросились к костру, выхватывая все новые ветки и прикрываясь колдовским огнем от атакующих их демонов. Конан сунул в костер огромную ветвь, которую до этого ломали на дрова пираты и, когда огонь заплясал на ней, бросился в бой, издав громкий киммерийский клич, размахивая мечом и горящей веткой.
Солнце почти село, лишь небольшая полоска света была еще видна над притихшим лесом. И от этого жуткая схватка на берегу выглядела еще мрачнее. Насыщенный колдовской огонь заливал все вокруг призрачным светом. И люди, словно жуткие тени, метались по пляжу, громко крича и отбивая атаки своих кошмарных врагов.
Множество из этих существ внезапно разразились громкими криками ужаса – нарушив молчание, с которым бросались до этого в битву – соприкоснувшись с огнем, они исчезали, превращаясь в кровавый пар и дождь. Спустя несколько мгновений они поняли, что сейчас сила на стороне людей и медленно с явной неохотой отступили, растворившись во мраке джунглей.
Радости пиратов не было предела. Воины заплясали по песку, сверкая светлыми пятками. Но вскоре радость сменилась болью. Выяснилось что около десятка воинов пало, а Белит исчезла.
Разъяренный Конан метался по пляжу, выкрикивая грязные ругательства и проклятия, в его глазах пылал огонь безумия. Чернокожие воины уставшие израненные отводили взгляд – они проклинали себя за проявленную халатность – они не видели когда и как была похищена Белит, полностью отдавшись радости победы. В их сердцах все сильнее разгоралось пламя гнева, Белит была для них богиней, за которую они готовы были отдать все свои жизни.
К Конану подошел Н`яра и, положив сухую ладонь ему на плечо, попытался успокоить белокожего гиганта, смело взглянув в его метающие молнии глаза.
— Остановись, Конан, – тихо сказал он. — Гнев сейчас плохой советчик. Никто не видел, как похитили нашу королеву. Но есть лишь одно место, куда ее могли утащить.
Гигант-киммериец замер, тяжело дыша, его лицо было устрашающей маской гнева, но вот ярость постепенно начала отступать, и немного придя в себя, но, не растеряв сил и стремлений, Конан произнес, словно гром громыхнул где-то над черными тучами:
— Там за алтарем я видел ступени. Скорее всего, они ведут к их обиталищу… я не знаю… мне нужен огонь…
— Постой. Простой огонь не возьмет их. Нам повезло, что после одного из набегов на стигийские корабли Белит подарила мне древнюю книгу заклинаний. Я прочитал ее всю, хотя для меня это было и трудно. У меня с собой были нужные порошки. Смесь их носит название «Пыльца синего огня». Цветы, что нужны для порошков, растут далеко в сердце восточных джунглей в стране водопадов, где в полнолуние кровавой луны они цветут. У нас есть возможность отбить Белит. Мы идем с тобой. Нужно взять с собой факелы и в нужное время я превращу их в пламя смерти для этих существ. Синий огонь жесток, но горит не очень долго. – И старик указал на желтое пламя лениво танцующее на углях догорающего костра. – Мы должны успеть. Но порошков у меня не так уж много.
— Я понял тебя, колдун, – сказал угрюмо Конан, всегда ненавидевший колдовство. – Собирайся. Возьмем лишь пару воинов. Большая толпа будет только тормозить нас. Вперед!

* * *

Спустя несколько минут четыре человека – Конан и трое черных, сжимая в руках факелы, устремились обратно в залитый мраком лес. Оставшаяся часть пиратов, которым шаман оставил крохотную часть порошка на всякий случай, должна была развести на пляже большой – просто огромный костер – а так же заняться ранеными и переправить их на корабль, а после ждать возвращения отряда.
Ночные джунгли были еще менее привлекательны, чем днем. Грязь под ногами стала ледяной, запах гнили и разложения сменил ароматы цветов, покрытые плесенью лианы и лишенные коры корни деревьев упрямо мешали идти.
Но все же воины спустя некоторое время вернулись на поляну с ручьем. Тел своих павших товарищей они не нашли здесь – только кровавые пятна на тех местах, где те нашли свою смерть. Свет факелов отразился от лениво бегущей вдаль воды.
Вот и статуя, а за ней могильник, так похожий на место для жертвоприношений. Воины затаив дыхание, осторожно ступали среди куч скелетов, обходили покрытые мхом камни, похожие на осколки колонн или каких то постаментов. Старались не наступить на острые треснутые осколки костей и не пораниться о них.
Вскоре группа достигла каменных ступеней и начала подниматься по ним. Под ногами был сырой потрескавшийся камень, покрытый грязью и разлагающимися листьями растений. Оказавшись наверху, они остановились. Дальше склон обрывался вниз на глубину в три человеческих роста в небольшую долину, укрытую среди горбатых холмов, заросшую густой тропической зеленью и невысокими кривыми деревьями. В свете появившейся луны они различили каменные руины странных сооружений, обломки башен, торчащие из рощиц деревьев, покосившиеся стены домов и треснувшие колонны, в траве скрывались тропинки, выложенные крошащимся камнем, сквозь который проросла трава, разрушенные мостики, в нескольких местах перекинутые над зарослями папоротников, говорили о том, что некогда здесь пролегали каналы, наполненные водой, между груд камней виделся блеск мутных стоячих озер. На дальнем конце долины возвышался огромный утес, окруженный мрачными голыми скалами. С вершины утеса вниз срывался величественный водопад, падая на небольшую каменную площадку, окруженную остатками переживших время древних колонн. Далее поток стекал в город и наполнял невидимые сейчас заросшие растительностью каналы. Но один из акведуков – скорее всего центральный, расположенный немного правее от группы пиратов еще работал. Холодная вода, плескаясь на каменных перекатах, исчезала, пройдя через весь город, в странного вида сооружении, отдаленно напоминающем колодец, окруженный тонкими колоннами. Скорее всего, пройдя сквозь холм, этот поток порождал тот самый ручей, из которого пираты так опрометчиво хотели набрать воды.
Стены долины были выложены огромными каменными блоками, не позволяющими до сих пор окружающим долину холмам обрушиться внутрь. Все они были покрыты странными рисунками и письменами, но что было изображено на них с того места, где стоял Конан и его спутники, было не разобрать.
А под самим водопадом на большом уступе искусственного происхождения был виден свет – тусклый зеленый свет плесневых грибов или чего-то похожего разгонял окружающий мрак. И там было видно движение. Зеленоватые переливающиеся тени скользили по камням, слышалась жуткая писклявая музыка, там, судя по всему, к чему-то готовились.
— Нам туда, – тихо прошептал шаман, хотя ни у кого не возникло сомнения о конце их пути. — Странный город. Но удивительно, что он мне знаком. Еще до того как моя королева призвала меня на свой корабль, я грезил о нем в Хижине Предков, когда обучался магическому искусству у своего наставника. Я видел древний народ. Он пришел с таинственного окутанного туманом острова, что был расположен далеко на западе. Они поклонялись богу океана – их богу океана. Мой наставник потом поведал мне об этом народе. Они бежали со своего острова, преследуемые другими кастами и сектами. И на одиноком острове посреди океана нашли убежище. Там они слились со своим богом и исчезли, оставив после себя лишь огромный кратер, наполненный черной густой жидкостью. Что произошло с ними дальше никому не ведомо. Возможно, они нашли свой новый дом, а возможно…
— Теряем время, – прошипел Конан. – Белит там, я чувствую это. Ей нужна наша помощь. Там с краю ступени, спускаемся.
И четыре тени скользнули вниз в долину, освещая себе путь тусклым светом чадящих факелов. Конан и его спутники с трудом пробирались по полузатопленным улицам древнего поселения, обходили стороной гнилые озера, перебирались через покосившиеся мостики, каждое мгновение ожидая неожиданной атаки неуязвимых существ. Но пока все было спокойно. Хотя Конан и понимал, что свет их факелов наверняка уже кто-нибудь из врагов заметил.
Из окружающего мрака раздавались странные хлюпающие звуки, скрипы, плески, стоны. Чернокожие воины с трудом перебарывали свой страх, крепко сжимая в руках оружие, и только присутствие белокожего демона, ставшего их предводителем, мешало им броситься назад, что было сил, подальше от этого жуткого места, населенного призраками прошлого. Свет факелов хорошо был виден в ночи. Старый Н`яра сжимал в дрожащих руках мешочки с порошками, в любой момент готовый использовать их.
Перед шаманом шел Н`унга а позади – Дхавана. Глаза воинов выдавали их страх, пот бисеринками искрился на их темных телах. Лишь Конан — мрачная угрожающая фигура – молча шел впереди.
— Смотрите, – тихо выдохнул шаман, опасаясь спугнуть даже тени мертвого города. Отряд остановился у огромного куска стены, наполовину разрушенной временем, на котором было цветными камнями выложено странное изображение – некое чудовище с багровыми глазами, зеленой шкурой и множеством щупалец, разбросанных по огромному телу. Вода стекала на изображение, вырываясь из щелей в стене, слизь и водоросли покрывали скользкие камни.
Лишь мельком взглянув на изображение и ничего не сказав, Конан продолжил путь. Ярость как огонь вулкана таилась в его груди до поры.
Они были уже недалеко от залитой зеленым светом площадки, как вдруг впереди раздались жуткие крики, треск и яростный вопль – женский. Этот вопль подстегнул Конана словно удар демоническим бичом. Это кричала Белит – ее голос он узнал бы из сотни тысяч других. Она жива. Она нуждается в нем. Громко зарычав, киммериец бросился вперед, не думая о последствиях, лишь гнев и слепая ярость вели его сейчас. За ним едва поспевали его спутники. Несколько мгновений спустя варвар исчез среди зарослей, окружающих подходы к площадке с водопадом. Громкий плеск падающей воды заглушил звук его шагов. Он мчался вперед, словно на крыльях ветра. Он должен успеть. Прыгая с камня на камень, перескакивая мутные лужи и перепрыгивая расколотые стволы гнилых деревьев, он наконец достиг разрушенной арки ворот. Промчавшись сквозь нее, он оказался на верхней площадке небольшого амфитеатра, расположенного под водопадом.
Стены его покрывала ядовито-зеленого цвета слизь, излучающая насыщенный свет. Внизу столпилось около сотни водяных воинов, окруживших небольшой алтарь из черного как сама тьма камня. На нем связанная билась Белит, громко крича и взывая ко всем известным ей богам а так же сыпя проклятия на головы своих похитителей. А прямо над ней из небольшого бассейна расположенного на том самом уступе, который пираты заметили еще издалека, вздымалась вверх столб черной воды. Странные звуки раздавались изнутри него – леденящее кровь и замораживающее душу завывание. Перед Конаном был древний демон – пожиратель плоти, прародитель жуткой расы, отказавшихся от человеческого облика людей. И именно сейчас словно вспышка в мозгу до него дошло – чьи это были скелеты на странном могильнике…
Замершие вокруг водяные существа ничего не предпринимали против нарушителя, казалось, они даже не заметили его присутствия и опустились на колени, издавая лишь невнятные глухие булькающие звуки. А столб воды внезапно с громким плеском обрушился вниз, накрыв непроницаемым потоком алтарь и девушку на нем, но не растекся вокруг вонючей лужей, а превратился в огромную блестящую каплю, внутри которой билась в путах удивленная, но не сломленная Белит.
Заревев словно раненный бык, Конан бросился на врагов, забыв сейчас что его оружие совершенно бесполезно против них. Он начал безжалостно рубить склонившиеся тела, исчезающие в фонтанах искрящихся брызг, растекающихся лужами по старым камням.
Преодолев две трети пути до алтаря, он заметил, что новые существа начали возникать не там, где исчезли, а поднимаясь из пруда под водопадом. Возродившись, они устремлялись вниз, сжимая в руках свои водяные клинки. Вскоре перед киммерийцем образовалась целая толпа разъяренных, словно демоны, существ; их клинки метались в ночи, отбрасывая странные блики на стены и каменные ступени. Конан уже с трудом мог отбиваться от такого количества врагов, и ярость кровавым туманом затмевала его взгляд. Бой перешел в другую стадию. Конан начал отступать – один шаг, другой, третий – он знал, что не должен этого делать, времени для спасения Белит оставалось все меньше, но невероятный натиск жутких существ не ослабевал. К тому же их становилось все больше и больше. Он рубил их и резал, но они снова выскакивали из-под водопада и обрушивались на него, словно цунами. Их удивительные клинки попробовали на вкус его плоть – множество царапин и порезов покрывали его тело, обильно залитое водой, смешанной с его потом. Словно обезумевший лев среди своры диких псов он сражался, завязнув в этой жестокой битве.
Конан понимал, что не успевает. Белит – хватит ли у нее сил и воздуха дождаться его? Кром, где же этот проклятый шаман!!! И вот словно в ответ на его безмолвный призыв, за спиной киммерийца раздался боевой клич чернокожих, а следом уже знакомый пронзительный визг. Пираты вступили, наконец, в бой, и синее пламя смерти пылало на факелах, которые они сжимали в сильных руках.
Окружающие Конана существа дрогнули, попятились, он увидел, как синий цвет отразился на их бесцветных водяных телах. Эти существа боялись смерти, очень боялись, но как стало ясно немного позже – своего грозного бога они боялись сильнее. Он принял приготовленную ими для него жертву, ему нельзя мешать сейчас, и существа снова бросились в бой. Десятками они гибли в колдовском пламени и растекались кровавыми лужами по камням, но все же делали свое дело – замедляли людей.
Воспользовавшись моментом испуга водяных существ, Конан, прилагая неимоверные усилия и сильно рискуя своей жизнью, прорвался сквозь ряды врагов, орудуя своим огромным мечом и отпихивая мягкие тела ногами со своего пути. Вот он добрался до алтаря. Перед ним была живая колышущаяся масса жидкости, цветом схожая с чернилами кракена и воняющая как смрад сотен разверстых могил. А внутри среди мути и ила Конан разглядел бледное лицо Белит. Скорей!
Конан приблизился, пытаясь просунуть руку внутрь капли и вытащить оттуда связанную шемитку. Но у него ничего не получилось. Поверхность этой странной капли была словно камень, хотя пружинила и слегка подавалась под давлением руки. Он в ужасе начал неистово бить кулаком по ней, затем воспользовался мечом в своей руке, но ничего не получалось.
— Великий Кром, да что же это такое? – взревел он в ужасе, волна безысходности и боли нахлынула не него, туманя разум. – Что… что же Нергал вас всех раздери делать?!
В бессилии, он ревел словно подыхающий буйвол, но не останавливал попыток пробиться к своей спутнице. Перед его глазами замерло бледное лицо Белит. Она уже не билась, а просто смотрела на него. В ее темных глазах сквозила печаль. Из приоткрытого рта вырывались последние пузырьки воздуха. Это конец.
— Конан, – раздался вдруг позади крик, киммериец обернулся. Н`яра размахнувшись что было сил метнул к нему факел, пылающий синим огнем. Разбрасывающей искры кометой он пролетел над головами существ и оказался в руке Конана. Не теряя времени, киммериец ткнул факелом в плоть древнего демона и едва не задохнулся от ужаса. Синий огонь лишь облизал поверхность дрожащей капли, не причинив ей никакого вреда. Пламя словно вода стекало по крепкой плоти, лаская, но не уничтожая.
— Бей, Конан, бей и жги! – донесся до нег новый крик старого шамана.
И тут же словно огонь проснувшегося вулкана наполнил жилы киммерийца яростью огненной стихии, он поднял обе руки к темным и мрачным небесам, укрытым призрачной вуалью тумана, и обрушил свое оружие на врага. Синее пламя лизнула плоть демона и в этом месте сталь оставила свою отметину – резаную рану, сочащуюся вонючей темной жидкостью. Плоть демона затряслась, заходила волнами, словно он почувствовал, наконец, уязвимость своего тела. Конану даже показалось, что он расслышал далекий и приглушенный крик боли древнего существа.
Обрадованный увиденным, он наносил все новые и новые удары, кромсая плоть демона. Сзади к нему начали подступать его слуги, осознавшие, что этот человек причиняет боль их господину. Отмахнувшись факелом от особо настырных и превратив их в кровавые лужи, киммериец нанес последний удар, не обращая внимания на боль и раны от оружия врагов.
Ткань плоти демона лопнула и разошлась на целых три локтя, а из раны появилось бледное плечо. Холодея от мысли, что все таки не успел, Конан схватил Белит за руку и дернул ее к себе, но не смог выдернуть. Тогда, руководствуясь каким-то внутренним чувством, он воткнул факел внутрь капли, и демон вспыхнул ярким огнем. Затем киммериец обнял каплю руками и приподнял над алтарем, кряхтя и дрожа от неимоверных усилий. Казалось, вселенская тяжесть обрушилась на его тело – демон весил, словно целая гора. Но киммериец, стиснув зубы, поднял его еще выше и бросил на каменные плиты площадки у своих ног. С громким треском объятая пламенем плоть лопнула в нескольких местах и растеклась зловонным болотом по камням, небольшим водопадом стекая по выщербленным и треснутым ступеням амфитеатра.
Жертва демона оказалась на свободе. Белит безжизненным комком выпала на плиты и осталась лежать бездвижно. Тут же к ней подскочил шаман, чье тело покрывали многочисленные порезы и царапины, на которые он не обращал внимания. Старик разрезав путы на руках Белит и начал приводить в чувство свою королеву. Конан стоял за его спиной замерев словно статуя, не отводя взгляда от тела Белит. Спустя несколько необыкновенно долгих и напряженных моментов шемитка задергалась на земле, изрыгнув вонючую воду и тихо выругалась.
Облегченно вздохнув, Конан словно пришел в себя в этот момент и, вспомнив о врагах, оглядел поле боя. Вокруг царила тишина. Черная вода лениво растекалась по плитам. Совсем рядом он увидел два человеческих тела, превращенные в кровавые истерзанные куски – храбрые пираты, несмотря на колдовское преимущество, пали под натиском врагов, которых теперь нигде не было видно.
Поддерживаемая Н`ягой Белит с трудом поднялась на дрожащие ноги и встала слегка пошатываясь. Конан шагнул к ней и страстно прижал к своей груди. От радости его сердце билось, словно гулкий барабан чернокожих.
— Ты жива, я думал, что не успею.
— Ты почти не успел, – выдавила из себя Белит и легкая улыбка скривила ее бледные губы. – Что произошло здесь? Где это мы? Все что я помню – бойня берегу, а после мрак, холодный и наполненный страшной вонью.
Подняв брошенный Конаном на землю факел Н`яра сказал:
— Это капище древнего бога Утора. Темного существа, порожденного самим океаном неисчислимое множество сезонов назад. Ему поклонялись на далеком сияющем острове в океане далеко на закате. Та речка, из которой мы брали воду, его плоть, как и вся вода этого острова. А водяные существа его слуги – они некогда приняли его и поклялись вечно служить. Они отринули самих себя в дар ему.
— Птеор, что ты имеешь ввиду? – прохрипела Белит.
— Кажется, я догадался, – сказал Конан. – Те скелеты, что мы видели…
— Да, это был не могильник. Это было место поклонения и свершения обрядов. Этот древний народ променял свою плоть на покровительство черного бога вод, они стали бессмертными, но перестали быть теми, кем были изначально.
— Они хотели принести меня ему в жертву и это им почти удалось.
— Любому божеству нужны плоть и кровь, – сказал Н`яра. – В преданиях моего народа много историй о демонах и таинственных существах океана. О многих из них мне поведал мой наставник. Я рад, что Катарта была благосклонна к нам, и у меня нашлось все, что нужно для борьбы с этими существами.
— Что ж, хорошо, – сказал Конан. – Мы убили его?
— Думаю, нет, – ответил старый шаман, указав на то, как черные ручейки стекают по плитам, просачиваются сквозь камень и исчезают в толще земли. – Он ушел, но лишь на время. Возможно, напитается силой своих последователей, возможно, возродиться как-то еще. Мы не в силах уничтожить его.
Белит взглянула сначала на Конана, потом на своего шамана, и топнув в раздражении ногой сказала властно как могла только она одна:
— И чего тогда мы ждем. Пора убираться отсюда.
Конан и Н`яра переглянулись, мысленно пожав плечами, а после все трое в свете тускнеющего синего факела, чье пламя медленно приобретало свой обычный цвет, двинулись обратно к побережью.
Без особого труда миновав руины города и джунгли, они вышли на пляж, где их ждали верные товарищи. Не раздумывая долго, Белит приказала всем возвращаться на корабль. Пираты забрались в лодку и направились к галере.
— А как же вода? – осмелился тихо спросить один из черных.
— Обойдемся, – гневно выдавила Белит, обернувшись на удаляющийся остров, на берегу которого медленно догорал оставленный пиратами костер. – Поищем ее в другом месте в более знакомых водах. Судя по звездам, мы всего лишь в дне пути от побережья, придется потерпеть. Я никому не позволю больше ступить на этот остров, тем более пить то, что он породил…
Вскоре «Тигрица» снялась с якоря и направилась на восток в сторону побережья. И навстречу новым приключениям.

«Вот Я повелеваю тебе: будь тверд и мужествен, не страшись и не ужасайся; ибо с тобою Господь, Бог твой, везде, куда ни пойдешь»
Lex Z вне форума   Ответить с цитированием
Эти 2 пользователя(ей) поблагодарили Lex Z за это полезное сообщение:
Vlad lev (18.08.2018), Ґрун (26.08.2018)
Старый 18.08.2018, 19:09   #2
Король
 
Аватар для Зогар Саг
 
Регистрация: 12.01.2009
Сообщения: 4,404
Поблагодарил(а): 323
Поблагодарили 531 раз(а) в 327 сообщениях
Зогар Саг стоит на развилке
Сага о Конане 2022 - Последняя битва: За призовое место на Конан-конкурсе в 2022 году Сага о Конане 2021 - Момент славы: Конкурс миниатюры Конан-конкурс Кровавая осень Крома 2020: За призовое место на Конан-конкурсе 2020 Хоррор-конкурс 2020: За победу на хоррор-конкурсе 2020 Призер конкурса Саги о Конане 2018: За призовое место на конан-конкурсе 2018 года. 300 благодарностей: 300 и более благодарностей Банда берсерков: За победу в Конан-конкурсе 2016 Шесть человек на сундук мертвеца: За победу в Хоррор-конкурсе 2015 года 5 лет на форуме: 5 и более лет на фоурме. Спасибо что Вы с нами! Первое место на Конан-конкурсе - лето 2010: За рассказ, занявший первое место на конкурсе фанфиков по мотивам Саги о Конане Третье место на конкурсе «Трибьют Роберту Говарду»: За рассказ, занявший третье место на конкурсе рассказов по мотивам творчества Роберт Говарда. Заглянувший в сумрак: За третье место на конкурсе хоррор-рассказов в 2012 году. Безусловный победитель осеннего конкурса 2011: За первое и второе место на осеннем конкурсе рассказов по мотивам "Саги о Конане". 1000 и более сообщений: За тысячу и более сообщений на форуме. Второе место Зимнего Конкурса 2011: Автор рассказа, занявшего второе место на зимнем конкурсе фанфиков. Фанфикер 
По умолчанию Re: Остров Утора

Демон оригинальный, как и его слуги. Такого я даже и не припомню в саге. И "атлантические" намеки в тему.

For when he sings in the dark it is the voice of Death crackling between fleshless jaw-bones. He reveres not, nor fears, nor sinks his crest for any scruple. He strikes, and the strongest man is carrion for flapping things and crawling things. He is a Lord of the Dark Places, and wise are they whose feet disturb not his meditations. (Robert E. Howard "With a Set of Rattlesnake Rattles")
Зогар Саг вне форума   Ответить с цитированием
Старый 26.08.2018, 18:20   #3
Наемник
 
Аватар для Ґрун
 
Регистрация: 19.06.2018
Сообщения: 354
Поблагодарил(а): 235
Поблагодарили 61 раз(а) в 48 сообщениях
Ґрун стоит на развилке
По умолчанию Re: Остров Утора

Совсем неплохо. Думаю, по результатам голосования будет в топе.
Ґрун вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей - 0 , гостей - 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять файлы
Вы не можете редактировать сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +2, время: 18:14.


vBulletin®, Copyright ©2000-2024, Jelsoft Enterprises Ltd.
Русский перевод: zCarot, Vovan & Co
Copyright © Cimmeria.ru